Урок истории: кузовные ателье

Как ремесло жестянщика спасает производителей роскошных машин…

Мы уже полдесятилетия барахтаемся в кризисе, и сейчас, спустя уже пять лет с того момента, как мировая экономика рухнула, зеленые ростки возрождения еще не совсем пробились из-под земли. Для такой промышленности, как автомобильная, это должно звучать трагически. Ведь она производит блестящие и новые вещи, которые людям не особо нужны. Они вообще не нужны за такие деньги!

Правильно. После того как Роберт Пестон официально провозгласил конец цивилизации в 2008 году, Toyota сообщила о первых производственных убытках аж с 1938 года (а основана компания в 1937 году). Honda вышла из "Формулы-1". Nissan урезал производство до 80 000 машин в первые несколько месяцев 2009 года. Jaguar Land Rover обратился за помощью к правительству, чтобы покрыть потери от продаж, и получил $1,5 млрд. Короче говоря, все стало из рук вон плохо.

Но раньше автопром не останавливала мысль, что любой безумной амбиции суждено закончиться разочарованием. Они адаптировались и сегодня. Для серой массы крупносерийных машин зеленый – это новый красный. Экономичность вместо кайфа. Обтекаемый значит сексуальный. Короче говоря, все по-прежнему из рук вон плохо.

Но помимо большинства из нас, балансирующих на краю бедности и нужды, есть крошечный процент людей, которые поделили между собой ту горстку монет, которая осталась в экономике, и они все еще покупают на них дорогие машины. Но ограничения в кредитах и рассрочках значат, что только они могут купить дорогую машину. И отношения между богатыми людьми и дорогими машинами становятся все более интимными.

Посмотрите, как разрастаются, прямо на пустом месте, услуги по индивидуализации. Aston Martin называет это “Q”, Jaguar – “Engineering to Order”, Ferrari – “Special Projects”, а Rolls-Royce – “Bespoke”.

Урок истории: кузовные ателье

А мы это называем “Выживание”. Причем умными, прибыльными способами. Когда Jaguar XKR-S увидел свет, Джереми обнаружил, что нормальным вариантом был только один - черный с черным лаковым салоном. Если у вас есть деньги и желание, сейчас его можно заказать в бежевом, как искусственные ноги, цвете и с тиковым багажником, вульгарным велюровым салоном и розовыми, как одежда Барби, 20-дюймовыми дисками.

Но идея монополистического заводского спецпошива не нова. Такое появилось в двадцатых, во времена расцвета кузовостроения на заказ. И тогда это стоило во много раз дороже, чем сейчас.

Элита, покупавшая дорогие машины на рассвете автопрома, могла взять автомобиль “с полки” или купить ходовую у производителя, а потом выбрать кузовное ателье.

Иногда в ателье было меню дизайнов, иногда можно было нанять дизайнера и сделать свой собственный кузов с одним ограничением - по ходовой. Поэтому никаких каплевидных Bentley или восьмиместных Bugatti. В остальном же - все, что душа пожелает.

Единственными цензорами были сами ателье, но они смотрели на жизнь широко, наслаждались своим положением лидеров цветущего пышным цветом промышленного дизайна и с радостью реализовывали самые дикие идеи клиентов. Еще бы, ведь это было очень выгодно…

Многие ателье вышли из бутиков, прото-тюнинговых ателье, и их часто поглощали фирмы-производители, чтобы те строили кузова для массовых серий. Например, Fisher Body построил тысячи машин для GM, а Park Ward и Mulliner стали тесно сотрудничать с Rolls-Royce и Bentley.

Урок истории: кузовные ателье

Пик индустрии пришелся на конец тридцатых годов, а потом все пошло на спад, до Второй мировой войны. После нее конструирование кузовов на заказ уступило место массовому производству, а ателье – собственным дизайн-студиям автопроизводителей, и многие из старой гвардии обанкротились. Но осталось несколько мудрых компаний, которые перенаправили бизнес: Zagato, Bertone, Karmann и Pininfarina превратились в дома дизайна и иногда в качестве подрядчиков строят уникальные кузова для производителей.

Урок истории: кузовные ателье

Но в шестидесятых все усложнилось еще больше. Вместо сэндвича "кузов-ходовая" многие автопроизводители перешли на монокок, заморозив форму кузова. Безопасность еще больше все запутала, ограничив сферу деятельности кузовных ателье только внешними панелями кузова. Теперь конструкцию и пропорции трогать было нельзя, и это предвещало капут индустрии спецзаказа. До сегодняшнего дня…

Урок истории: кузовные ателье

Возникновение своего рода “кузовных ателье-лайт” несет надежду будущему дизайна. Это развязывает руки люксовым маркам, и уже появляются интересные опции. Собственное ателье компании Rolls-Royce внесло в список опций модель Phantom с увеличенным багажником, которую раньше в количестве 14 штук заказывал Peninsula Hotel. Знаменитое “небо в звездах” тоже родилось как уникальный заказ.

Итак, кажется, дизайн роскошных машин пустился во все тяжкие. Именно сейчас, с головой погрузившись в мировой финансовый кризис. Что ж, есть еще пять лет…

Что скажете?

Комментировать 0