Джереми о боли

Мне предложили массаж головы – звучало это соблазнительно. Я подумал, он поможет развести съехавшие к носу глаза. Но все, что я получил, – это женские пальцы в носу

Первый раз массаж мне делал гомосексуалист. Мне это ужасно не понравилось, и после полуторачасового сеанса я был деревянным, как стол, на котором лежал.

Через много лет я попробовал снова. На этот раз мной занималась немка, которая была похожа на женщину, только с когтями. Более того, делать массаж она явно училась у медсестры из фильма “Куда залетают только орлы”. Когда я вышел из кабинета, у меня жутко болело все, и я поклялся, что никогда больше не войду в массажный салон.

Однако недавно я побывал во Вьетнаме. Всем известно, что там делают эротический массаж с потрагиваниями и подмигиваниями. Пара литров масла для младенцев, и вскоре единственный признак вашего присутствия в комнате – нога, торчащая из шевелящейся кучи жирного теста. “Наверное, – подумал я, – это ужасно приятно”. И мне очень захотелось попробовать. Возможно, даже не один раз.

Первый блин вышел комом. Мне попалась женщина с каменным лицом, которая явно изучала человеческое тело на сбитых американских летчиках в 1968 году. Начала она с того, что стала втирать мне в ступни гравий, а в какой-то момент, клянусь, попыталась открутить пальцы на ноге.

Я начал подозревать, что хуже уже не бывает. Оказалось, бывает. Она втирала масло мне в ноги – думаю, это был Castrol GTX – но каждое профессиональное движение вверх она останавливала точно перед тем, как могло начаться что-то интересное. Я поражался этой точности, но тут она стала лупить мне по ногам ребром ладони, как в карате. И на сей раз немного промахнулась. Вместо того чтобы остановиться, она решила пойти до конца и врезала краем костлявой ладошки прямо по левому яичку.

На следующий день мне предложили массаж головы – звучало это соблазнительно. Я подумал, он поможет развести съехавшие к носу глаза. Но все, что я получил за £16, – это женские пальцы в носу. Странно. Я видел “Эммануэль 2”, но там никто не лез Сильвии Кристель в нос.

Проще говоря, массаж любят все, кроме меня. Как “Чертову службу в госпитале МЭШ” и “Маленькую Британию”. Но потом я остановился в отеле “Нам Хай”, к югу от Дананга. Будете проезжать мимо, обязательно заскочите. И даже если не будете проезжать, стоит слетать туда специально.

Мы уже привыкли к отелям, где исполняется любая прихоть. В “Сэнди Лейн” в Барбадосе две туалетные бумаги на выбор – простая и тисненая. В “Бурдж Аль Араб” в Дубае – позолоченный телевизор. А в “Риджент“ в Гонконге, выйдя из душа, я обнаружил в ванной двух коридорных – в полотенцах и с глупыми улыбками. “Мы Рэнди и Рэнди”, – сказал один. “Отлично. А теперь, Рэнди и Рэнди, валите отсюда куда подальше”.

В “Нам Хай”, однако, пошли еще дальше. В каждом номере – бассейн, выложенный серой плиткой и налитый вровень с полом на случай, если вам в лом тащиться в главные бассейны, оба размером примерно с Голландию. Есть пляж – несколько километров в длину и совершенно пустой, если не считать одинокого спасателя. Не совсем понимаю, зачем он там. Во-первых, спасать совершенно некого, а во-вторых, в воду можно зайти на два километра и все еще будет по колено.

Отделку номеров назвал бы роскошной и Роман Абрамович. Имеются даже несколько загорающих в перчатках японцев, над которыми можно посмеяться. Там можно так расслабиться, что размягчатся даже кости, но и это их не остановило. И они построили самый поразительный спа во всем мире. Восемь пагод стоят на сваях в огромном озере, заросшем миллионами цветков лотоса. С наступлением сумерек в каждом цветке зажигается маленький фонарик, а самая красивая девушка в мире интересуется, какой массаж вы желаете.

“Тайский?” – спросила она меня с понимающей улыбкой. “Да”, – пролепетал я. И меня провели в одну из пагод, где другая обалденно красивая девушка спросила меня, буду ли я раздеваться догола. Я отказался. Вдруг она отойдет на пять минут, а того, кого она попросит присмотреть за моим обнаженным телом, может на меня стошнить.

Потом меня в коричневых шелковых шортах положили на стол, и раздалась музыка – как будто в два раза замедленный Жан-Мишель Жарр звучал из медовых колонок. Завязав мне глаза фланелью с ароматом эвкалипта, “мисс Вьетнам” начала втирать лавандовое масло мне в плечи. И там, на этом невероятном озере, в этом невероятном месте я подумал, что, наверное, наконец-то открыл радости настоящего…

К сожалению, прежде чем я смог полностью отключить сознание, меня охватило сильнейшее желание выпустить газы. Я знаю, что в Бельгии это считается приличным. Джеймс Мэй даже считает, что это смешно. Но во Вьетнаме это неприлично и не смешно. И поэтому почти 50 минут мне пришлось валяться там в невыносимой агонии.

Даже спустя две недели шея у меня все еще как деревянная и не позволяет смотреть через плечо на перекрестках. И я решил, что в будущем буду прибегать к более предсказуемому способу расслабиться, который называется “вино”.

И тут, опасно приблизившись к концу колонки, вы спросите, собираюсь ли я перебраться с массажного стола отеля в Дананге на что-то более автомобильное?

Запросто! Поскольку нынче модно все, что причиняет боль. Говорят, что нужно бегать трусцой, а это мучение. Или ходить в спортзал, что равносильно камере пыток. Говорят, нужно есть салат, а не мясо с картошкой, и что сидеть надо прямо. Я только что купил супермодный диван, в котором столько “современных” прямых углов, что телевизор смотришь, сидя будто на логарифмической линейке.

То же самое и с машинами. Все, что дешевле Rolls-Royce Phantom, создано, чтобы трепать нервы и проходить Karussell на Нордшляйфе чуть быстрее предыдущей модели. И, что характерно, чем больше вы заплатите, тем меньше будет комфорта.

Если купить обычный S-Class, он будет отличным. Не настолько комфортным, как мог бы быть, но хорошим. Но если потратить больше – намного – на версию AMG, вы будете ездить на табурете.

Я против этого не возражаю. В мире полно людей, которые любят тряску и выхлоп громкий, как артиллерийский залп. Но в нем полно и людей за пятьдесят, которые хотят, чтобы машина расслабляла их, как теплая ванна под звуки океана. Так почему же, во имя всех святых, Mercedes или кто-нибудь другой не сделают версию подвески из меда и мягкого пуха и коробку, которая переключается с третьей на четвертую несколько минут?

Короче говоря, почему сейчас все выпускается с кнопкой “Спорт”? Я хочу, чтобы на кнопке было написано “Ванна”!

Что скажете?

Комментировать 0