Джереми о терроризме

Я прикинул, что за следующие 10 лет я потрачу 1800 часов на очереди в аэропортах. Это 75 дней моей жизни, которые украдет идиотская мысль, что смертника можно не пустить на борт

Когда вы будете читать эту статью, я, надеюсь, буду вести Top Gear Live на сцене в Австралии или Новой Зеландии. Но также вероятно, что я буду стоять в аэропорте Хитроу под сканером и ждать, пока охранники вдоволь нахихикаются над размером моего мужского достоинства.

У меня обязательно отберут ботинки, ремень, ноутбук, зубную пасту, шариковый дезодорант, и – теперь, когда один нигериец доказал, что взрывчатку можно держать в заднице, – я буду без штанов. Причем ради этого унижения я отстою очередь длиной со взлетную полосу.

Если бы я мог доехать до Австралии на машине – как предлагал Джеймс, пока я не указал на голубые пятна на его собственном глобусе, – я бы так и сделал. Потому что автомобиль отправляется, когда тебе угодно, не вызывает тромбоза вен и не заставляет сидеть рядом с каким-нибудь толстяком. То есть я могу быть единственным толстяком в салоне.

Вещи в багажник необязательно укладывать за три часа до отъезда – если ты не Колин Руни и если это не Hillman Imp. И никто не предлагает купить часы, конвертор валют или дрянную книжонку, пока ждешь кого-то, кто уже пошел покупать нечто подобное.

Никто не запретит мне взять в машину дартс, ружья, бейсбольные биты, молоток для крокета, газовую горелку и музыкальный инструмент. В самолет ничего подобного не пропускают. А если вы скажете что-нибудь смешное о терроризме в моей машине, я посмеюсь. И не посажу вас за решетку.

Я ненавижу аэропорты.

Я хотел бы, чтобы появилась авиакомпания “Рискую Эйр”. Она бы работала так: подъезжаешь на машине прямо к трапу, без всяких проверок проходишь в салон, и самолет сразу взлетает. Если он взорвется, то взорвется, и это будет той скромной ценой, которую придется заплатить. К сожалению, такой компании пока никто не учредил. И прежде чем взойти на борт, нам придется дальше терпеть эти дурацкие – и бесполезные – обыски. Не спорьте. Они действительно бесполезны.

Раньше на досмотрах искали пистолет или меч, с помощью которого ты мог бы угнать самолет. Но эти меры не остановили тех, кто думает, что самоубийцу на том свете ждут молочные реки, кисельные берега и миллион страстных девственниц. Другими словами, смертнику-подрывнику металлодетектор не помеха. Поэтому после 11 сентября 2001 года в самолет запретили брать биту и пару ножниц. Потом явился Ричард Рейд во взрывающихся ботинках, и теперь нам приходится снимать шлепанцы и класть туалетные принадлежности в прозрачный полиэтиленовый пакет. А после нигерийца с бомбой в трусах мы должны предъявлять охранникам свои причиндалы.

И так до бесконечности. Только американцы что-то запретят, как террористы придумывают что-то новенькое. Тогда американцы запрещают и это, а террористы снова что-то придумывают. Тем временем нас с вами просят явиться на регистрацию за 16 дней до вылета, чтобы миллионы людей в светоотражающих жилетах смогли задать массу глупых вопросов и осмотреть каждую нашу фолликулу. Все это настолько глупо, что словами не опишешь.

Я прикинул, что за следующие 10 лет я потрачу 1800 часов на очереди в аэропортах. Это 75 дней моей жизни, которые украдет идиотская мысль, что смертника можно не пустить на борт. Нельзя. И точка.

Хотя на самом деле не точка. Например, в поездах досмотра нет, а если подумать, то почему?

С умом поставленная в междугороднем экспрессе бомба устроит мясорубку не только в одном вагоне, но убьет еще многих, сбросив поезд с рельсов. В отличие от самолетов, которые взрываются где-то далеко, над морем, эту катастрофу увидят. Заснимут на видео, покажут в новостях. Если учитывать количество жертв и пиар, бомба в поезде эффективнее бомбы в самолете. Вы это понимаете. Я это понимаю. Правительства это понимают. И все мы по-прежнему весело садимся на ночной экспресс до Эдинбурга, ни о чем не беспокоясь.

Хотя на самом деле еще больший хаос террористы могли бы организовать, если бы оставили в покое общественный транспорт и отправились на дороги. Я знаю, что BBC – издатель этого журнала – сейчас мыслит регионально. И я мог бы выбрать Барнсли или Бомбей. Но я плохо знаю Барнсли и Бомбей, поэтому буду говорить о Лондоне.

Представьте на минуточку, что в приступе паники народ запрудил эстакаду в Хаммерсмит, где она пересекается с Бродвеем. Это изолирует Лондон от М4. Теперь посмотрим, что будет, если наглухо забить верхний участок А40 в полутора километрах к северу. Еще один инцидент – на Брент-Кросс, в пупке Лондона с пуповиной М1, и хватит. Никто не сможет ни въехать, ни выехать из самой важной столицы Европы. Ну, кроме тех, кому нужно в Эссекс. Или Кент. Но туда не ездит никто.

Можете ли вы вообразить апокалипсис, который настанет, когда Лондон будет отрезан от главного аэропорта и миллионы не попадут на работу с утра? Это будет величайшая диверсия в истории терроризма. И я не единственный человек в целом мире, кто об этом подумал...

Но разве ваши коленки трясутся, когда вы едете в Лондон по этим эстакадам? Вам хочется, чтобы там поставили сканер или металлоискатель? Нет. Вы спокойно катите, поругивая автобусные полосы и слушая Криса Эванса, который отвлекает вас от дороги.

Причем пока речь только о панике. А представьте, что будет, если там окажутся настоящие бомбы? Если эти эстакады обрушатся? В нормальной стране их отстроят через несколько недель, но здесь будут проводить расследование. Зоозащитники потребуют, чтобы до начала работ вывезли всех эндемических жуков. Бюджеты будут раскручиваться вне всякого контроля. Потратят миллиарды. Растратят еще больше. Пройдут годы. И Лондону придет конец. Конец – из-за трех маленьких бомб, которые, взорвись они ночью, не повредили бы никому.

Я думаю, служба безопасности знает о последствиях такой атаки. Думаю, что научным методом уже вычислены самые уязвимые места, где взрыв принесет еще больший ущерб. И что они сделали? Я езжу в Лондон по М1, М40 и М4. И кроме пары плохоньких скрытых камер, которые стоят для ловли тех, кто поворачивает через сплошную, никаких средств безопасности не вижу.

Но это меня не пугает. Хватит уже безопасности на дорогах. И усилить режим в поездах я не призываю, нет. Я просто обращаю ваше внимание на другие объекты, чтобы показать: то, что творится в аэропортах, нелепо и смешно.

И приносит только вред. Единственный способ победить терроризм – это, разумеется, игнорировать его. Если после малейшего происшествия бегать кругами, размахивать руками и вопить, то идиоты поймут, что как-то влияют на нас.

А если парализовать все аэропорты мира, они будут знать, что не просто влияют – они побеждают.

Что скажете?

Комментировать 0