Джереми о F1

Поэтому я снова задаю вопрос: “Почему в «Формуле-1» мужчин больше, чем в туалете турецкой бани?”

В августе мы с боссом Top Gear Энди Уилманом ездили в Эдинбург. Рассказывать телевизионщикам, которых набилась целая комната, о том, почему Top Gear в свой 14-й сезон все еще бьет рекорды по аудитории.

На самом деле ничего мы им не рассказали. Потому что, честно говоря, ни я, ни Энди понятия не имеем, почему “Большой Брат” или “Поменяться Женами” зачахли, а Top Gear продолжает идти. Поэтому мы решили: пусть они задают вопросы, а мы ответим.

И вот что они спросили. Почему среди ведущих нет женщины? Почему в первых рядах в студии всегда стоят хорошенькие девушки? Почему половина зрительской аудитории – женщины? Почему так мало женщин в рубрике “Звезда в Бюджетном Автомобиле”? Предлагала ли нам BBC взять ведущую-женщину? Офис Top Gear – это мужской клуб или туда и женщин пускают?

Вопросов про женщин оказалось так много, что время у нас вышло раньше, чем заговорили об экологии.

Дело в том, что телевизионное руководство вбило себе в голову, что если один ведущий – голубоглазый блондин-гетеросексуал, то второй должен быть черной мусульманкой-лесбиянкой. Они думают, что белое и черное сработает. Но Top Gear установил новый рекорд, шесть лет выходя в абсолютно белом составе. Это сбивает их с толку.

По ходу конференции я и сам начал задумываться об этом. Мысль заблудилась, и вскоре я уже размышлял, а почему ни одной женщины нет в “Формуле-1”?

В отличие от яростных тонкогубых феминисток, я людей на мужчин и женщин не делю – за исключением постели, где установить разницу просто необходимо. На работе женщины просто люди. То же самое на вечеринках и особенно за рулем.

Худший водитель в мире – это режиссер эфира Top Gear. Если на летном поле кроме него окажется хоть одна машина, он в нее въедет. Я знаю точно. Я это наблюдал. Если на парковке есть хоть один столб, он его найдет. Он не может припарковаться так, чтобы не поцарапать диски. Не может въехать к себе во двор и не врезаться в дом. И у него есть мошонка.

А вот у Вики Батлер-Хендерсон мошонки нет. Вы ее знаете, она иногда ведет Fifth Gear. Я хорошо ее знаю. И недавно я увидел, как она водит машину.

Представьте, получается у нее отлично. Я был в кабриолете Aston Martin DBS. Она – в Ferrari California, и на Сильверстоуне нам было где разгуляться. Естественно, я должен был ее сделать. Ведь у меня было на четыре цилиндра, миллион лошадей и два яйца больше. Но я не смог. Я не смог даже ее догнать.

Она могла бросить большой белый Ferrari в поворот и удержать его в великолепном заносе, а я мельтешил в зеркалах заднего вида, иногда боком, но в основном задом наперед по траве, оглушительно визжа.

И из этого я обязан сделать вывод, что женщины ездят лучше мужчин? Нет. Я просто говорю, что есть мужчины, которые водят машину так, будто у них синдром Туретта или эпилепсия, а есть женщины, которые водят божественно. И наоборот. Поэтому я снова задаю вопрос: “Почему в «Формуле-1» мужчин больше, чем в туалете турецкой бани?”

Так было не всегда. В 1958-м Мария Тереза Де Филиппис была заявлена в пяти гонках, прошла квалификацию в трех и закончила сезон вообще без очков. Пятнадцать лет спустя женщины попробовали еще раз, и появилась Лелла Ломбарди. Она заявлялась в 17 гонках, прошла квалификацию в 12 и закончила сезон с полутора очками. И это были последние полтора очка, завоеванные женщиной.

Наверное, самым известным пилотом была Дивина Галица, британская горнолыжница, которой дала шанс команда Hesketh – известная поющим Джеймсом Хантом. Она заявлялась на три гонки и ни разу не прошла квалификацию. Говорят, механики чуть не взбунтовались. Они отказывались вкалывать круглосуточно, готовя машину для пилота, которого с главной трибуны можно сфотографировать очень четко, даже если поставить выдержку на четверть секунды.

Последней женщиной, добравшейся до “Формулы-1”, была Джованна Амати в 1992-м. Заявлена в трех гонках, не прошла квалификацию ни в одной и за свою короткую карьеру не заработала ни одного очка.

Итак, история говорит, что женщины не могут водить болид. Но история ошибается. Женщины могут управлять авиалайнерами и могли бы летать на истребителях – не будь у них матки, которая выпадает при больших перегрузках. Серьезно.

Более того, женщины могут делать несколько дел одновременно! Росс Браун как-то рассказал мне, что однажды, когда они ждали дождя, Михаэль вышел на связь во время гонки – на самом быстром круге – и сказал, что тучи за трассой выглядят угрожающе. Он был в гонке, на Ferrari, и у него нашлось время и желание делать прогнозы погоды! Иногда посреди гонки Михаэль по радио просил приготовить его самолет: он, мол, хочет сразу уехать. Браун полагал, что только маленькая часть мозга Шумахера вела болид, а все остальное думало, как выиграть гонку. Вот почему он был так хорош.

И вот почему я безнадежен. Однажды я прошел тест на многозадачность для пилотов Королевских Воздушных Сил. По сути мне нужно было играть в простую версию космических захватчиков, одновременно складывая числа, отвечая на вопросы и запоминая последовательность букв и цифр, которые иногда вспыхивали на экране. Я не справился. Видимо, все мужчины в этом швах. Хороши только женщины. Это значит, женщины отлично справились бы и в “Формуле-1”.

Благодаря Вики мы знаем, что женщины могут водить машину. Мы знаем, что многие из них интересуются машинами. И что миллионы смотрят “Формулу” не только потому, что им нравится Марк Уэббер.

Может быть, автомобили требуют физической силы, которой у (большинства) женщин просто нет?

Сомневаюсь. К сожалению, я слишком высок, слишком толст и уже слишком стар, чтобы поместиться в современный болид, но давайте скажем честно: это же не регби? Это не баскетбол. Не метание дисков. Да, бывает жарко, и нужны сильные мышцы шеи, чтобы справиться с перегрузками. Но в общем-то нужно просто сидеть и крутить руль с электроусилителем. Разве это трудно?

Наверное, проблема в том, что у женщин нет того инстинкта хищника, из-за которого обогнать парня впереди вам хочется сильнее, чем вздохнуть. А что мужчины? Судя по тем жалким обгонам в выходные, у них такого желания не больше, чем у коалы.

Зато достаточно взглянуть на баронессу Тэтчер, чтобы понять, что может женщина, когда хочет быть впереди. Может быть, это ответ. Железная Леди! Она маленькая. У нее есть инстинкт хищника. Она могла бы стать находкой для спорта!

Что скажете?

Комментировать 0