Джереми на Porsche

В восьмидесятые у 911-го был и другой недостаток: на место ты приезжал совершенно заплеванным

Как вы уже, наверное, знаете, я люблю Porsche 911. Так же, как люблю лихорадку на губе, марципаны, путешествия в трейлере, запрет на курение, бессмысленно сложные гаджеты, чай раньше четырех, сладкое белое вино, туристов, либеральных демократов, бороды, Боинг-777, теоретиков глобального потепления, спидкамеры и (думаю, этого я еще не говорил) запах коровы.

Другими словами, 911-й мне никогда не нравился. Фанатам марки (чтобы отстали) я обычно говорю, что не люблю его потому, что такая машина есть и у Джеймса, и у Ричарда. Но это неправда. И у Джеймса, и у Ричарда есть, к примеру, штаны, а со штанами у меня проблем нет.

Еще я говорил, что это по сути расплющенный Beetle, а значит, детище Гитлера. Но, если честно, дело и не в этом.

Значит, дело в дизайне, в том, как он выглядит? Нет. Судя по Cayman, тяни-толкаю Boxster (который надо было назвать Palindrome), убогому Cayenne и Panamera, этой горгулье на колесах, мы должны сказать спасибо, что они не трогают базовую форму. И вообще, мне нравится это ветровое стекло, к которому нужно пригибаться, и эти фары типа бойких глазок вест-хайленд-терьера. А больше всего мне стал нравиться его размер. Другие раздались и разжирели, а 911-й остался небольшим. И это хорошо.

Нет, проблема в расположении двигателя. Ставить мотор за задними колесами – такая же роковая ошибка, как вторгаться в Россию, не прикрыв Западный фронт. Это неразумно, а попытки победить врожденную проблему, вместо того чтобы сдаться и начать заново, напоминают милитаризм.

Да, если подвесить мотор сзади, задние колеса будут загружены лучше. На старте, когда зад машины приседает, сцепления больше, букса меньше, разгон – стремительнее. Шикарно. К повороту ты подъедешь раньше соперника… но что потом? Поворачиваешь руль, а на передних колесах веса нет. Передок сносит, и если для коррекции снять ногу с газа, нос ткнется вниз, задние шины потеряют сцепление, а любая попытка побороть неизбежный занос будет обречена, потому что мотор сзади сработает как гигантский маятник.

Подъезжая к повороту на любом из ранних 911-х, самым разумным было: 1) отстегнуть ремень; 2) перелезть назад.

Не помню, на какой 911-й я сел впервые. Но был так наслышан о его непредсказуемости, что не рискнул разогнаться быстрее 10 км/ч. Зато мне хватило времени на то, чтобы изучить абсурдно голую переднюю панель и рычажки печки, которые двигались впустую. Первый выезд на 911-м на трек был незабываем. Поскольку тогда я был новичком и не знал, как удержать в заносе даже Cortina, я просто окаменел. Мне показалось, что безопаснее было бы оседлать медведя.

Шли годы, я переездил на куче разных 911-х, и мне ни разу не было страшно. Ведь я знал, что случится, если дойти до предела, и никогда к нему не приближался. Точно как те мамаши, что никогда не подходят к краю обрыва.

Но тогда у 911-го был и другой недостаток: на место ты приезжал совершенно заплеванным. Это были 80-е. Миссис Тэтчер разошлась вовсю, заводы закрывались, городские пижоны всю прибыль от индустрии спускали на 911-е, и люди считали: если у тебя такая тачка, это именно ты закрыл шахту, где работали их отцы. Потому они набирали побольше слюны и плевали. И, как правило, попадали, потому что ездил я очень медленно.

В конце концов благодаря Тиффу Ниделу я все-таки научился вызывать скольжение и удерживать его. Но даже после многолетней ежедневной практики не решался попробовать это на 911-м. Я бы сбил оператора или врезался в дерево. Проще было сказать, что он мне не нравится, и поездить на чем-нибудь еще.

Но в один прекрасный день… все вдруг стало просто.

Это было здорово. Я больше не боялся 911-го, я мог ездить на нем быстро, и шквал плевков догонял меня уже реже. Но, несмотря на это преимущество, салон я так и не полюбил, печка не заработала, а машины, которые отлично ездили по треку, отвратительно ехали по дороге. В придачу Porsche наплодил неправдоподобное количество вариаций. Carrera, Carrera S, Carrera с полным приводом, или без крыши, или с дутыми арками, или с тем, другим и третьим. Мне казалось, это делается для того, чтобы владельцы Porsche стали еще большими занудами.

Я уже не раз восхищался тем, как выглядят эти машины, какого они размера. Я восхищался тем, как ехали многие из них, но любить? Нет. Мои предрассудки слишком укоренились.

Но потом появился новый GT3. И я – не буду углубляться в причины и следствия – влюбился. Он мне не просто понравился – я его полюбил! У него идиотский сплиттер – такой низкий, что может побрить паука, строительные леса вместо задних сидений и дурацкий задний спойлер, который явно регулируется. Нет. Нет и нет! Если твой зданий спойлер явно регулируется, однажды кто-нибудь спросит, зачем. И придется сказать. И тебя примут за психа.

Но, невзирая на эстетические недостатки и принадлежность к клану 911, это великолепный автомобиль. Круговые развязки он проходит лучше всех. В тесте на чистую управляемость и грип ему нет равных. А стоит всего £86 000 – чуть меньше половины цены Ferrari 458. Половины!

Я так влюбился в GT3, что решил попробовать еще несколько 911-х. И начал с GT3 RS. У него другой впуск и выпуск, на 15 л.с. больше, колеса и колея шире, и он на 25 кг легче. Можно сбросить еще 10 кг, если вместо стандартного аккумулятора поставить литиево-ионный за £1268. Хотя я бы этого не делал, потому что: а) разницы не видно, и б) опять же когда-нибудь спросят, зачем.

RS мне вообще не понравился. У GT3 ход плавный, а у этого нет. У GT3 есть музыка, отличная навигация и дверные ручки, а у этого нет. А хуже всего то, что на GT3 в Англии ездить можно, а на этом – нет.

Нет, правда. На нем стоят шины, которые не работают ниже 100 С. То есть теперь, когда мы знаем, что глобальное потепление – это чушь, нам они не подходят и не подойдут никогда. В начале мая в дождь меня на нем развернуло, да и в других случаях было немногим лучше. Никудышная машина. Только для любителей гонять по треку. Или тех, кого мы зовем занудами.

Потом я поездил на кабриолете 911 Turbo. И это тоже было из рук вон. 911-й должен быть спортивной машиной. Турбина превращает его в то, чем он быть не должен, – в суперкар. Он оказался расхлябанным и вихлявым.

Так что, похоже, GT3 – не показатель того, что за эти годы Porsche понял, что надо делать. Он – доказательство того, что если выпускать бесконечное количество вариаций одной и той же машины, однажды выйдет то, что надо. Короче, миллион обезьян наконец-то написал “Венецианского купца”.

Что скажете?

Комментировать 0