Хаммонд летает

Теперь вы меньше концентрируетесь на пилотаже, чем на первом экзамене? Вам поможет разъяренный крокодил

Теперь вы меньше концентрируетесь на пилотаже, чем на первом экзамене? Вам поможет разъяренный крокодил

В общем, я сделал это. Один. Я сел в вертолет, немного полетал и посадил его. Я впервые летал в одиночку. И могу доложить, что первый самостоятельный полет на вертолете – ерунда по сравнению с тем сумасшедшим, восторженным, изнурительным, безудержным драйвом, когда на свободу вырывается только что получивший права водитель.

В первый раз один за рулем я оказался в отцовском универсале Astra, и наплыв восторга и возбуждения мешался с жутким страхом. Не верилось, что я, малорослый бирмингемский подросток, могу делать нечто столь ответственное, столь взрослое – самостоятельно ехать на машине! А когда пришел большой день и можно было самому лететь на вертолете, я подошел к нему вразвалку, вертя на пальце ключи. Запустил его с тем же трепетом, с каким рабочий запускает бетономешалку. Поболтал с парнем на башне, который разрешил мне пересечь ВПП, поднял вертолет, полетал над полями и вернулся. Не было наплыва эмоций, не было ощущения чуда. Будто смотался за хлебом на дизельном хэтче.

Я был разочарован. Управлять вертолетом довольно сложно, и я всегда думал, что это очень круто. Я ждал, что, когда взлечу и вообще все сделаю сам, я буду так переполнен успехом и горд, что выйду из кабины наполовину Эйнштейном, наполовину залитым кровью гладиатором. На самом деле я вернулся, сел, пошел в ангар и поставил чайник. То же самое было и во второй раз. Я уж начал подумывать, а не заняться ли чем-нибудь поувлекательнее: собиранием ложек или катанием на велосипеде... И когда я полетел в третий раз, все было так же: завелся, подождал разрешения пересечь взлетную полосу и устремиться в бескрайнее синее небо, получил разрешение на взлет, повисел над летным полем и улетел. Когда я набрал оптимальную вертикальную скорость, я поднял нос вертолета из агрессивного положения разгона так, чтобы большая часть мощности шла на подъем. А вскоре перешел в горизонтальный полет в крейсерском режиме, направляясь к холмам Уэльса. И тут впервые расслабился и подумал о том, что я делаю.

Я ждал, что после первого полета выйду из кабины наполовину Эйнштейном, наполовину залитым кровью гладиатором

Ух ты! Это же я, Ричард Хаммонд, лечу на вертолете. Один, сам! Только я, небо и вертолет… Черт! Признаюсь, что я даже вскрикнул при этой мысли. Я занервничал. Вдруг кончится горючее, остановится двигатель, отвалится винт, я забуду, как управлять этой штукой, она загорится, огромный орел ворвется в кабину и склюнет меня? В конце концов я посадил вертолет и призадумался. Все стало ясно. В первых двух полетах я думал только о том, как вести вертолет. Но в третий раз я все сделал автоматически, и часть моего мозга освободилась. Я стал думать, что делаю. И испугался.

Тут я подумал: а не безопаснее ли были мои первые вылеты, когда каждый синапс в моем мозгу был занят полетом? Или безопаснее я летаю сейчас, когда ныряю в кабину и выхожу из нее, как ни в чем не бывало? А может, и автомобили были бы безопаснее, если бы их было труднее водить? Я знаю, со мной такое бывало: подъезжаешь к перекрестку и видишь, что девушки в красных бикини забили отличный гол и драка с девушками в желтых бикини неизбежна, машина впереди тормозит, а ты не успеваешь… и впиливаешься. Если бы мы думали только о том, как вести автомобиль, мы бы не мечтали о еде или девушках в бикини и не въезжали бы в стоящую на перекрестке машину. Мы бы не отвлекались.

Я нечасто выдвигаю теории на страницах этого журнала – как правило, оставляю это двум друзьям. Но вот какая у меня возникла идея. Я предлагаю девайс, который иногда, неожиданно изменял бы в автомобиле органы управления. Руль внезапно начинал бы крутиться не в ту сторону, а педали газа и тормоза менялись бы местами. Раздражает ужасно, зато не расслабишься. Или, чтобы уменьшить стресс от первой поездки за рулем, в бардачок можно сажать маленького крокодила и крышку прикрывать только чуть-чуть. Новичок, как только узнает, что в машине спрятана маленькая, но злая и голодная рептилия, уже не вспомнит, что боялся заглохнуть или въехать куда-нибудь. Он будет стараться вести машину так, чтобы крокодил не выпал ему на колени, и это будет гораздо безопаснее! Ну, я так думаю...

Что скажете?

Комментировать 0