Кларксон взялся за руль…

Из истории отношений Джереми и Ferrari 458

Авторы статей в автомобильных журналах любят писать, что ездят на новых машинах “на пределе”. А на самом деле дадут кружок вокруг квартала – и в пивную. Но на этот раз я действительно могу сказать, положив руку на сердце, что ездил на Ferrari 458 “на самой крайней кромке его возможностей”. И не три минуты, а три часа. И ни разу не превысил 60 км/ч. Italia – единственный автомобиль, которого я ждал с нетерпением. По двум причинам. Во-первых, Pininfarina на этот раз вынула палец из носу и сделала первый по-настоящему красивый Ferrari после 308-го. 30 лет спустя.

Конечно, я знаю, что он суперобтекаемый и что передок у него из гибкого пластика, который изменяет форму, когда машина разгоняется. Но мне на это наплевать. Как и на то, что ест Кира Найтли: аналогично.

Главным образом я ждал эту машину из-за ее мощности. Старая 430-я – совсем не лентяйка – развивала 490 л.с. Italia бросается в бой с 570-сильным мотором, который, говорят, раскручивается аж до 9000 оборотов. И в результате до сотни машина разгоняется за 3,4 секунды. Максимальная скорость – 325 км/ч: парням из Lamborghini придется подумать, ем ответить на это, готовя замену Gallardo. Готов поспорить, что у них и 569 л.с. не наберется.

Кларксон взялся за руль…

Увы, дополнительная мощность и сопутствующая ей электроника, которая должна напомнить клиентам, что у Ferrari есть еще и команда “Формулы-1”, стоят денег. За 458 Italia в Англии просят ₤170 000. Это на 30 штук больше, чем стоила машина, которую она сменяет. И это значит, что впервые маленькая среднемоторная модель – уже не самая дешевая Ferrari. Если от Ferrari вы хотите канарейку за копейку, то возьмете California.

Но вы, как я подозреваю, хотите самого лучшего – и возьмете Italia. Вот почему я так жаждал на нем поездить. И вот почему так расстроился, когда его наконец доставили к моему дому, а у погоды в этот день начались месячные.

Кларксон взялся за руль…

Почти вся Англия почти утонула в снегу. Правда, не там, где я живу. Там, где я живу, все просто смерзлось в один гигантский ледяной куб. А поскольку я живу в Оксфоршире, где от снега чистят только автобусные полосы и велосипедные дорожки, дороги стали более скользкими, чем ботинки пенсионера.

В Ferrari меня заверили, что новому суперкару это не страшно. Мол, несмотря на то, что по цифрам на бумаге он представляется дико хрюкающей и юркой, как водомерка, бестией, главное в нем – качество инженерии и легкость в управлении. И не важно, в какую погоду он прибудет – до моей двери он доедет без проблем. Последнее оказалось не совсем верным. Ferrari въехала в ворота, забуксовала и встала. Поэтому два дня я жил, как в Чешире: оставил новую крутую тачку на обочине, чтобы соседи завидовали, и ходил пешком.

Кларксон взялся за руль…

В последний день ее визита в Котсуолдс я решил, что погода улучшилась достаточно, чтобы прокатиться. Но я ошибся. Погода осталась неподходящей, и в первом же повороте я прозрел. Встречный BMW вдруг провалился в глубокий занос, и когда я попытался притормозить, чтобы оставить бедному ублюдку побольше места, ничего не произошло. ABS, как обычно бывает на снегу и льду, сработала как в замедленной съемке, и только благодаря везению и громким воплям с обеих сторон мы не столкнулись лоб в лоб. За несколько сотен километров я не узнал ничего нового, кроме того, что несколько часов могу ехать, не моргая. И не дыша. А как насчет машины? Боюсь, о ней мне сказать нечего. Погода уравнивает шансы, и ярко-красный суперкар способен двигаться не быстрее и не медленнее бежевого Peugeot.

Кларксон взялся за руль…

Однако могу сказать, что композиция передней панели слегка странновата. Поставив новую коробку с подрулевыми лепестками, на Ferrari решили: все, что раньше включалось рычажками, следует включать кнопками на руле. То есть дальний/ближний свет, дворники, омыватели и поворотники. Кнопок получилось многовато – даже не считая красной пусковой и манетки шестирежимного трекшн-контроля. Это напрягает, даже когда просто садишься за руль. А уж когда едешь, и подавно, потому что руль... не хочет хранить неподвижность. Кнопка левого поворотника регулярно оказывается справа, а вместо мигания дальним светом фар ты включаешь омыватель. Но еще хуже то, что слегка странноваты и приборы.

В центре – тахометр, а по бокам от него два телевизора. Левый показывает, как быстро ты проехал круг, и другую ненужную информацию, а правый... или навигацию, или спидометр. Но не то и другое сразу. Немного неуютно, когда подъезжаешь к спидкамере. Но у меня проблем не было, потому что я ни разу не превысил 65 км/ч.

Кларксон взялся за руль…

Как и многие из тех, кто купит эту машину.

Итак, я, возможно, написал первый правдивый тест Ferrari за всю историю журналистики. Но, боюсь, охота погонять на этой тачке у меня не прошла.

Что скажете?

Комментировать 0