Мэтт Леблан. Моя жизнь среди машин

В гараже ведущего телеверсии TopGear битком сюрпризов

Я учился водить на отцовском пикапе – Datsun 1974 года с МКП. Папа работал механиком, поэтому и я рано начал возиться с тачками. Уже в пятом классе я возил на колесиках ящик для инструментов ростом с себя. Когда мне ис­полнилось 12 или 13, отец научил меня водить. Конечно, не на шоссе, а на парковках и подобных местах. 

На права я сдавал за рулем AMC Javelin отчима: бежевый кабриолет с коричневым виниловым верхом, кошмарное р­жавое ведро со вмятиной на пассажирской двери и деревянной чуркой, привязанной к педали газа. Иногда на нем ездила моя мама, которая иначе не доставала до педали. Пол со стороны водителя проржавел настолько, что сквозь него реально виднелась дорога. 

Первая своя тачка – пикап Nissan 1984 года с одинарной кабиной, стандартным грузовым отсеком и механикой. Я проездил на нем год и продал, купив распальцованный Chevrolet Blazer 1978 года с задранным на 15 сантиметров клиренсом и 36-дюймовыми колесами Denman Ground Hawg. Чтобы поддерживать его на ходу, нужен был рукастый парень – короче, мы нашли друг друга. Его я продал только тогда, когда перебрался в Нью-Йорк и поступил в театральное училище. Тогда я надолго остался вообще без машины. 

Переехав в Калифорнию, я обзавелся Audi 5000 (третье поколение Audi 100 в Европе). Репутация у модели была не очень – говорили, что они самопроизвольно трогались с места и передавили кучу народа. С моей машиной такого, к счастью, не случалось, но все равно я от нее избавился. 

Следующим автомобилем стал Fiat X1/9 от ателье Bertone. Я просто проезжал мимо площадки торговца подержанными машинами, увидел его и сразу затормозил. До этого у меня никогда не было своего кабриолета, и я столько гонял на “Фиате”, что у меня обгорели уши. Никогда не забуду: стою на светофоре, тереблю себя за ухо, и тут кожа слезает с него одним лоскутом...” 

Я продал Fiat и купил маленький Chevy S-10 Blazer. Правда, для него совершенно невозможно было достать запчасти, так что взамен взял 1991 GMC Jimmy. Причем в рассрочку. Деньги выплачивал частями – примерно по $600 в месяц. Не удержавшись, я начал тюнинговать тачку еще до окончания срока выплат. Поставил кастомные листовые рессоры, мосты под нагрузку до тонны, проставки и трансмиссию Turbo 400, как в гонках King of the Hammers. Тут кончились деньги, и я не смог больше вносить платежи! Пришлось продать автомобиль за сумму, равную остатку долга. Куча денег псу под хвост! 

Я купил 1970 De Tomaso Pantera, о котором мечтал
еще ребенком

Потом я немного поездил на стареньком Harley-Davidson FLH. Он пробыл у меня недолго – надо было что-то есть и платить за жилье, и мы расстались. Затем появился по­держанный Nissan 240SX, на который я поставил кастомный глушитель и систему холодного впуска. Мне было просто необходимо хоть к чему-то приложить руки. Это, наверное, семейное… Потом начался сериал “Друзья”. Я сбыл с рук 240SX и купил себе сначала Jeep Grand Cherokee, а потом в пару к нему 1970 De Tomaso Pantera с 45 000 км на одометре. Это машина из детских мечтаний! Я обожал ее, потому что она похожа на GT40. 

Мэтт Леблан. Моя жизнь среди машин

 

Я показал ее своему агенту, который пришел в ужас: “Что это? Боже мой, зачем ты ее купил?” Я ответил: “Спорим, она классная! Давай отвезу тебя домой”. По пути на светофоре у одного из клапанов обломилась ножка, тарелка ударилась о поршень, заклинила и расколола его. В итоге полетел весь блок… Мотор пришлось снимать и собирать вместо него Boss 351 Cleveland, то есть Cleveland с роликовым механизмом ГРМ. Позже руки дошли до настоящего мотора, который обошелся мне где-то в $25 000. Я взял блок 420 Windsor и оснастил его гоночными алюминиевыми головками блока цилиндров Yates, титановыми клапанами и пружинами, большим впускным коллектором. Плюс карбюратор 850 Holley с характеристиками 950-го, усиленное сцепление, ну и далее по списку. Боль­шие колеса, радиаторы из нержавейки, “жалюзи” в капоте… Примерно 140 000 баксов и два года работы спустя я получил машину, выдававшую около 580 лошадей на стандартном бензине. Это было нечто! Но потом меня накрыло любовью к Porsche, и я перестал на ней ездить. Поэтому не без грусти я расстался с “Пантерой”… 

Помню приехал к дилеру, торговавшему Porsche и Ferrari, встал между 996 Turbo и 360 Modena, начал выбирать... Взял Ferrari. Чер­ный кузов, черный салон, формульная коробка – улет. Поездил c неделю, вернулся... и купил Porsche тоже. 

На Ferrari я вкрячил все возможные опции; а в случае с Porsche просто отдал машину специалистам ателье Gemballa, разогнавшим мощность до 500 л.с. 

В конечном итоге Ferrari я продал, а 996 Turbo махнул на 2010 GT3, но он мне не понравился – вся мощность на верхах. И я взял Turbo S 2012 года. Потом появился GT2 RS. Этого я слегка побаиваюсь, но точно с ним не расстанусь. 

Наконец я решил завести машину постарше и взял Carrera 1988 года. Обожаю ее и не продам никогда. Затем мне удалось найти черный 930-й 1987 года с кашемировой обивкой, 4-ступенчатой коробкой и пробегом меньше 13 000 километров. Потом я купил заводской Turbo 1984 года с покатым капотом. На самом деле “плосконосые” начали выпускать только в 86-м, так что мне достался уникальный демонстрационный прототип. На одометре всего 1500 километров. Это машина-инвестиция. 

После этого настал черед моего первого 964-го – RS­ America 1994 года, который мне совершенно не понравился. Я даже попросил приятеля его продать. Он отправился к дилеру, у которого стоял редкий серебристый Carrera 4 GTS с черным салоном и механикой. Продавец сказал, что обменяет его на мой RS America и $13 000  сверху. Я ответил: “Заметано!” А потом я купил Focus RS. 

Что будет дальше? Не знаю, не знаю...

Комментировать 0