Виталий Тищенко о самовыражении

Как крутой народный автомобиль превращается из транспортного средства в объект чистой эстетики

Bugatti Chiron – один из самых быстрых и уж точно самый пафосный автомобиль современности. Уникальный продукт крупнейшего мирового автоконцерна, пис оф инжиниринг арт, коллекционная вещь с невероятными цифрами в паспорте и оглушительным ценником. Джомолунгма для альпинистов из общества потребления. Респект, чо.

Но, глядя на него, я (видимо, по принципу компенсации или единства и борьбы противоположностей, или еще почему-то) сразу вспоминаю противоположный полюс этой планеты. Континент, на котором автомобильная уникальность творится своими руками на собственной коленке, за неразличимые с высоты Бугатти деньги, из еле живого, полумертвого либо насмерть убитого ржавого ведра.

Это земля Тюнинга. Населена она удивительными пингвинами, которые, как всякие порядочные пингвины, претерпевают порой невероятные лишения по дороге к заветной цели, но ни за что не отступаются от нее. 

Не жалея ни сил, ни времени, ни скромных (а иногда уже и нескромных) средств, они превращают стандартный массовый автопродукт в нечто никем не повторимое, ни с чем не перепутываемое и порой даже нипочем не узнаваемое. Но – и это крайне важно – максимально полно и зримо олицетворяющее всю автострасть пингвина и все его представления об автомобильном Добре, автомобильной Красоте и автомобильном Счастье.

И вот тут начинается интересное.  

Потому что десятками лет – с тех самых пор, когда первый немецкий подросток, повернув бейсболку козырьком назад, приклепал к бабушкиному Golf MkI стеклопластиковый бампер с цепляющим землю спойлером и антикрыло с кофейный столик – идеология народного тюнинга полностью совпадала с идеологией автомобильного мейнстрима. То есть понятие “автомобиль Крутой” было синонимом понятия “автомобиль Быстрый”. 

Большие автопроизводители строили спорткары и участвовали в Больших гонках. Маленькие кооперативы предлагали “спортивные” бамперы для ВАЗ-2105, оранжевые брызговики Sparco и наклейки "StreetRasing". Кто мог – пытался заставить машину быстрее ехать. Кто не мог – заставлял ее быстрее выглядеть. И все были счастливы.

Bugatti исповедует этот консервативный подход до сих пор.

Но оглянись, гордый Бугатти: клубится ли облако за твоей кормой? Мчится ли за тобой толпа подражателей-тюнеров с грозным криком "Быстрее, выше, сильнее"?

Там только пара-тройка горбоносых от дырчатого карбона BMW X6 и развесистых Porsche Cayenne c горячими лицами восточной национальности за рулем. На Востоке всегда любили быстрых скакунов.

Остальные свернули.

На земле Тюнинга уже давно не мчат, а еле ползают, с трудом одолевая "лежачих полицейских" и пандусы подземных паркингов. Скорость выше 110 км/ч считается дурным тоном. Хороший тон – прилегать к асфальту днищем так плотно, чтобы колеса на кастомной винтовой подвеске домиком уходили в колесные арки, лежащие на полках д­исков в шинах на два размера меньше. Регулирующая клиренс пневматика – не тру.

Короче, ездить должно быть максимально сложно. Это – обязательное условие, независимо от того, какой жанр вам ближе – стэнс, биппу, даб, клинлук, лоурайд или даже н­еописуемый босодзоку.

Самовыражение окончательно утратило функционал.

Нам некуда больше спешить за рулем. 

Нам запрещено – полицией, камерами, мэром, правительством, обществом, пробками, трафиком.

Крутой народный автомобиль превращается из транспортного средства в объект чистой эстетики.

И даже вне дорог общего пользования – на закрытых для посторонних просторах автоспорта – кольцевые гонки и ралли, то есть соревнования на максимальную скорость преодоления дистанции, теряют зрителя.

Самым массовым, самым увлекательным видом состязаний становится дрифт – то есть соревнования на максимальную зрелищность этого преодоления. Способом, который максимально замедляет передвижение по сухому асфальту.

Но эти машины (на земле Тюнинга их называют корчи, и их тоже надо строить) хотя бы живые. Ими надо всерьез уметь управлять. Им нужны серьезный инжиниринг и нешуточная мощь в тысячи лошадиных сил (слышишь, Бугатти?). Лучше всего они смотрятся на ходу, в облаках дыма от шин.

А у стэнс-машин моторы – стоковые. Клинлука ради с них снимают важные навесные агрегаты. "Сбривают" даже дворники, делая архисложным передвижение в дождь. Задача – позировать перед поклонниками и объективами.

Впрочем, на тюнингованных Бивисами и Баттхедами первых Гольфах немецких бабушек движки тоже стояли родные. Чахлые.

Поэтому нам, пингвинам из TopGear, всегда будет по дороге с дрифтерами, а не позерами.

Ну и с Bugatti, конечно, тоже по пути.

 

Темы:

BugattiTG137
Комментировать 0