Лука ди Монтедземоло

Попасть к нему не так-то просто. Но у нас накопились вопросы к боссу Ferrari

Лука Кордеро ди Монтедземоло обитает в разреженной атмосфере мира власти и влияния. Наше прошлое интервью проходило в формате видеоконференции: я находился в зале заседаний Ferrari, а он – в кабинете Марио Монти (тогдашнего премьер-министра) в Риме. На этот раз получилось не так экстремально. Я оставил LaFerrari у боксов Фьорано и за пять минут ходьбы от трека постарался собраться с мыслями. Незадолго до нашей встречи было объявлено об уходе Стефано Доменикали из Scuderia, и это немного осложняло интервью. Выходило, что тема Доменикали закрыта и лучше, наверное, начать с легкого вопроса…

Предстоит разговор с лидером, политиком, провидцем и квинтэссенцией бренда Ferrari, которого ближайшее окружение зовет Avvocato (“адвокат”).

Лука ди Монтедземоло

Лука во время работы в Fiat. Ездит на пикники на Fiat 127

TG: Позвольте начать с вопроса, какой главной цели вы хотите достичь с LaFerrari?

ЛДМ: Цели у нас три. Первая – создать экстремальный автомобиль, который (я сознательно подчеркиваю это противоречие) легко водить. А не автомобиль, на котором можно ездить только на треке, только в шлеме и только пилоту F1. Вторая цель – эстетически красивый, но не вульгарный автомобиль. Сделать агрессивное авто с большим антикрылом легко, но это не то, чего я добиваюсь.

TG: Это самый безобидный 950-сильный автомобиль, на котором мне доводилось ездить.

ЛДМ: Да. Единственная проблема: на автостраде нужно быть внимательным, потому что вы приближаетесь к 300 км/ч, но не чувствуете, что это 300 км/ч... Следует соблюдать осторожность.

Лука ди Монтедземоло

TG: Мне повезло, я поездил на P1, 918 и LaFerrari. V12 – шедевр, и то, как интегрирована система HY-KERS, просто изумительно.

ЛДМ: Поначалу она меня беспокоила, но все получилось великолепно. Пока мы доставили лишь 40 машин, мы еще в самом начале. Честно говоря, первые клиенты для нас как тест-пилоты. Если возникнут какие-то шероховатости, они помогут нам их исправить.

TG: HY-KERS – пожалуй, самая значимая формульная технология, которая достанется остальным моделям?

ЛДМ: Соглашусь, хотя “Формула-1” теперь другая.

TG: И как вы к этому относитесь?

Лука ди Монтедземоло
Не сомневаюсь, Энцо доволен... Ferrari – мировой бренд

ЛДМ: Я не просил менять правила… “Формула-1” – моя жизнь. Никто не имеет такого полного права, как Ferrari, говорить о ее истории. Когда на треке я вижу автомобиль, который похож на электрошокер, когда вижу, что Тодт хочет сделать электрическую формулу, когда вижу непонимание зрителей, когда вижу на экране, что Алонсо должен экономить топливо… Слушайте, это не гонки. Инновации для нас очень важны, но нужно гнать от старта и до финиша. А не так, что один сезон экономим покрышки, а следующий – едем как таксисты. Никто не понимает, зачем это. Зрителей становится меньше, молодежь просто не приходит. Я ездил в Бахрейн, там – пустыня. Никаких девочек – одна пресса.

TG: Контраргумент: “Формула-1” должна идти в ногу со временем…

ЛДМ: Но это не значит, что пилоту нужно думать об экономии. Может быть, лучше сделать следующую формулу гибридной, и пусть победит тот, у кого машина мощнее. Вернуться к дозаправкам, потому что это интересно. Послушайте, мы продаем технологию и развлечение. Я не могу принять тот факт, что когда одна машина позади другой, зрителям кажется, что пилот экономит бензин. Я не против шести цилиндров, но против четырех, потому что, как я сказал Тодту, не делаю автомобили с мотоциклетными моторами. Я против ограничения динамики. Это противоречит духу “Фор-мулы-1”. И звук, к сожалению, ушел. “Формула-1” без рева и обгонов – это как Италия без пасты.

Лука ди Монтедземоло

TG: Так что же делать?

ЛДМ: Соперничество тут ни при чем. Ф-1 сейчас напоминает компанию, из года в год теряющую позиции на рынке. Я уважаю Mercedes, естественно, они хотят победить. В этом году ничего уже не поделать, но я не хочу, чтобы показалось, будто я готов сдаться. Нужно смотреть в будущее. Нам нужно делать что-то, что будет понятно зрителям. Мы обеими руками за новые технологии, для нас это жизненно важно. Но я против сдерживания динамики.

TG: Как скоро мы увидим HY-KERS на других моделях, помимо LaFerrari?

ЛДМ: Трудно сказать. Как вы заметили, в каждой новой модели мы представляем какую-нибудь новую технологию: от полного привода и гибрида до управления боковым скольжением, как, например, в Speciale. Последняя – фантастика! Сейчас мы показали новый турбомотор , так что активно движемся вперед. Мы сделаем что-нибудь и в том направлении, о котором спрашиваете вы, но пока рано говорить, когда это будет.

TG: Появится ли когда-нибудь у Ferrari внедорожник?

Лука ди Монтедземоло

Тодт, ди Монтедземоло и Браун празднуют пятую победу Шуми в чемпионате мира

ЛДМ: Нет, можете спать спокойно. Мы делаем разные Ferrari для разных целей. Вот почему у нас есть FF. Причина проста. Многие говорили: “Я бы с удовольствием купил Ferrari, будь в них место для детей”. Или: “Я бы купил Ferrari, но до своего домика в горах на Ferrari не доехать”. У меня FF. Это первый белый Ferrari в моей жизни. Мне нравится возить с собой детей.

TG: Вы хорошо знали Энцо, насколько близка современная Ferrari его видению?

ЛДМ: Он точно был бы ею доволен по двум причинам. Первая: наша компания смотрит в будущее. Технология и новации не мешают нам оставаться собой. Вторая причина, по которой Энцо мог бы нами гордиться, в том, что Ferrari – глобальная марка, мы работаем в 62 странах. В Китае еще 10 лет назад мы ничего не продавали, китайцы покупали наши машины в Лондоне и Париже.

Лука ди Монтедземоло

TG: Семья до сих пор – основа всего?

ЛДМ: Да, но семья должна быть современной. Не узницей прошлого, а той, кто творит будущее, не теряя связи с прошлым, историей и наследием.

TG: Вначале вы говорили, что у LaFerrari три цели, но назвали лишь две…

ЛДМ: Третья проста. Для меня – это максимум эмоций. Когда сидишь в кокпите – переживаешь совершенно уникальные эмоции.

Что скажете?

Комментировать 0