Джереми в мировой паутине

Если можно выйти в Интернет из транспорта, который ходил еще во времена Изамбарда Кингдома Брунеля, почему это невозможно в Mercedes?

Пятнадцать лет назад похвастаться мобильным телефоном могли единицы. Никто не отправлял SMS за рулем, и аварий вообще не было. Нет, погодите-ка: это же неправда! В 1995 году на дорогах Великобритании погибли или получили тяжелые травмы 320 000 человек.

То есть 320 000 человек оказались на больничной койке или в морге, хотя перед столкновением по телефону им никто не звонил.

Копнем глубже. Вот смотрите: с тех пор как за рулем люди стали пользоваться мобильником, число смертей сократилось на 38%. Хотя при этом трафик вырос на 15%.

То же самое в США. В 1998 году мало у кого – только в самых высоких небоскребах Нью-Йорка – был мобильный телефон, но в аварии на дорогах попало почти семь миллионов. В прошлом году сотовые, как их там неправильно называют, были более чем у 250 миллионов. А число тех, кто умер в луже крови, упало ниже шести миллионов.

Итак, с позиций статистики из всего этого можно сделать только один вывод: возможность пользоваться мобильником за рулем сделала дорогу безопаснее – для тебя, твоей семьи и встречных водителей.

Лучший эксперт США по автомобильной безопасности, кажется, согласен. Он говорит, что война с мобильниками нелепа, потому что у полиции есть проблемы посерьезнее.

И статистика Великобритании это тоже подтверждает. Она показывает, что те, кто валит 160, нюхая кокаин с ляжки пассажира, провоцируют всего горстку аварий в год. Но блуждание в тумане рассеянного внимания убивает тысячи. Аварии с участием тех, кто говорил по мобильнику, так редки, что их столбик на графике даже меньше, чем у аварий из-за превышения скорости.

Это хорошая новость. Потому что теперь мы знаем, что мобильники как минимум безопасны, а в лучшем случае – полезны для безопасности движения. Например, когда ты попал в аварию на пустой дороге, у тебя оторвалась нога и ты хочешь вызвать скорую. Теперь пойдем дальше и спросим: почему же все современные машины не оснащены выходом в Интернет?

Сейчас, если я хочу просмотреть почту по дороге в Лондон, приходится садиться в “оксфордское метро”. То есть совсем не метро, как написано сзади, а в автобус, набитый блюющими студентами. Я этого не понимаю. Если можно выйти в Интернет из транспорта, который ходил еще во времена Изамбарда Кингдома Брунеля, почему это невозможно в Mercedes?

Вот факт: в будни скорость передвижения падает до квадратного корня из нуля. То есть каждое утро и каждый вечер миллионы и миллионы людей выпадают из жизни. Пропадают миллионы и миллионы человеко-часов. А в наши тяжелые времена страна не может себе этого позволить.

Последствия могут быть катастрофическими. Что если министр обороны Саудовской Аравии однажды решит купить сотню Eurofighter и пошлет письмо главе British Aerospace? Не дождавшись ответа, он позвонит в Boeing и купит F-18 Hornet.

Но этого легко избежать. Стоя в пробке, можно без всякого риска для жизни проверить цены на Dow Jones, узнать, почему стоим, отправить жалобу министру транспорта и посмотреть порнушку.

На прошлой неделе я по Интернету нашел Хаммонда в самом центра Манхэттена. Он, как обычно в большом городе, пропал и не отвечал на яростные призывы режиссера в мегафон.

Вот как было дело. Мы приехали в Нью-Йорк вечером, и когда регистрировались в отеле в Бэттери, нас заметил один из наших американских зрителей. Он написал на твиттер, в блоги и на фан-сайты, и следующим утром отель осадили фанаты. Их было двое. Но они ждали нас очень терпеливо.

Они написали в твиттер и блоги, и скоро весь Манхэттен заполонили их дружки, которые пытались выяснить, чем мы занимаемся. Это оказалось очень кстати, потому что, когда Хаммонд пропал, я просто зашел на фан-сайт и узнал, что в 10:38 утра – то есть две минуты назад – он ехал на юг по Пятой авеню. Мы бросились в погоню, нашли его, и все кончилось хорошо.

Есть и другие способы применения, не такие узкоспециальные, как поиск Хаммонда. Например: есть сайты знакомств, которые снабжают членов клуба стикерами на машину. Увидели стикер – посмотрели на водителя. Шлете ему сообщение, вот вам и любовь навеки. Или хотя бы перепихон.

Более того. Можно читать газеты, то есть на работу ты приедешь умнее, осведомленнее, и потому будет меньше шансов, что тебя уволят, когда топор мистера Кэмерона опустится на отдел финансовой отчетности.

Конечно, можно сидеть в бежевых брюках с зачесом на лысине и возражать, что Интернет в автомобиле – дурацкая идея. В молодости отлично обходились радио и конструктором Lego, отчего же сейчас нельзя?

Вот послушайте, что я вам скажу, мистер Старпёр. Во многих современных машинах есть телевизоры и DVD-плееры, которые выключаются, как только машина тронется. Лично я не понимаю, зачем. Я взрослый. Я знаю, что нельзя смотреть “Мальчишник в Вегасе”, когда спешишь домой после трудного рабочего дня. Так почему я не могу смотреть на дорогу, а мои пассажиры – наслаждаться комедией об алкоголе и наркотиках?

Хотя теперь они наконец-то могут, потому что Jaguar и Land Rover вставляют в переднюю панель волшебный экран, который может показывать водителю спутниковую навигацию, а пассажиру – “Мальчишник в Вегасе”. И раз это возможно, что за проблема у них с wi-fi?

И вообще, почему бы не позволить нашим потомкам за рулем смотреть YouTube? Для меня это опасно, потому что я принадлежу к поколению, которое за раз может делать только одно дело. Но сейчас почти все дети умеют обновлять профиль на MyFace, смотреть ”Доктор Кто”, отправлять SMS, играть в покер в онлайне и делать уроки одновременно. И при этом учеба нисколько не страдает. Поскольку 99,7% учащихся получают 74 пятерки с плюсом по пяти тысячам предметов каждый год, думаю, это не с ними, а с нами что-то не так.

Ну да ладно. Поскольку дети теперь могут делать миллион вещей одновременно, я не понимаю, почему их автомобили не могут быть офисами. И в этом я вижу еще одно преимущество. К тому времени как они вырастут, движение окончательно застопорится, и приезжать на работу они будут после окончания рабочего дня.

Они будут жить в автомобилях. А если так, отчего бы в них же и не работать?

Что скажете?

Комментировать 0