Пол Хоррел о географии

Стереотипы – это не всегда плохо. В автомобильном бизнесе уж точно

Успешные автомобильные компании давно и активно эксплуатируют собственную национальную принадлежность. Нет ничего дурного в том, что BMW называет X5 немецкой тачкой, пусть даже выпускается она в Штатах. Bentley – компания, конечно же, британская вплоть до цвета резинки трусов высшего менеджмента. Подумаешь, что совет директоров в Крю составлен из немцев... “Мини”? Трушные бритты, без вопросов. А что акцент и чувство юмора многих менеджеров бренда отдает неметчиной, то это так только кажется. Maserati? Технически итальянская фирма, которую возглавляет австриец. Volvo, в пику китайским хозяевам, такая же шведская, как и фрикадельки с брусничным соусом в столовке IКЕА. Даже японские машины, которые разрабатывают и собирают в Европе, содержат в своем ДНК ощутимую дозу азиатского влияния.

Я как-то спрашивал Петера Шварценбауэра, члена совета директоров BMW, заведующего делами Mini и Rolls-Royce, про очевидный даже со стороны “британский нажим”. Не случаен ли он? “Нет, нисколько, – подтвердила мои догадки большая шишка. – Национальная принадлежность – очень важный момент для автопроизводителей, такой же важный, как для люксовых и одежных брендов”. И чем восточнее рынок, тем сильнее позиции всего, хоть отдаленно связанного с Европой.

Шарм исторической ценности, обаяние европейского наследия – для Японии или Китая это не просто слова, эфемерность, а действенный инструмент продаж. Вот почему восточные покупатели без устали закидываются сумочками от Louis Vuitton и пальтишками Burberrу. С автомобилями на этих рынках в сущности та же петрушка. Люди, готовые заплатить за новую тачку большие деньги, хотят не только технологий, дизайна или качества. Им подавай еще и имидж, и историю с легендой, то есть ровно то, что могут предложить лишь иностранные бренды.

И как раз по этой причине амбициозные планы Citroen, связанные с агрессивным продвижением в Китае премиум-суббренда DS, не кажутся фантастичными. Это же не Европа, где годы, ушедшие на убеждение покупателей – мол, дорогой французский автомобиль – это так же круто, как и высокая французская кухня, – пошли прахом. После бессмысленных Peugeot 607 и Renault Velsatis на такую туфту здесь никого не купишь. Китайцам же теневой французский бэкграунд неведом. В отличие от активно насаждаемых ситроеновскими пиарщиками баек про французский дизайн, образ жизни, гламур. Короче говоря, на глазах расширяющаяся линейка DS на пустом месте творит в Поднебесной собственную историю.

И это, кстати, может превратиться в проблему для... Hyundai и Kia. Да, пока корейцы на подъеме, продажи увеличиваются, прибыли растут. Скрытая угроза в том, что национальная принадлежность этих брендов не ассоциируется ни с немецкими технологиями, ни с итальянским дизайном, ни с французским очарованием. Про историю, понятно, и речи нет.

Сейчас все это, быть может, и неважно. Но если те же французы, разобравшись со своими насущными траблами, смогут на полную включить шарм а-ля франс, то Kia и Hyundai неожиданно столкнутся с противником, которого, как им казалось, они давно победили.

Что скажете?

Комментировать 0