Вторая работа Себастьяна Феттеля

Четырехкратный чемпион F1 о своей работе на Infiniti

За пять дней до нашей встречи Феттель стал чемпионом мира в “Формуле-1” в четвертый раз. Кряду. Настроение у него, само собой, отличное. Он не спешит. Нет, он не тратит впустую драгоценное время, отведенное контрактом на спонсоров, но смягчает натянутую атмосферу, которую создает его свита. Даже учитывая, что люди гораздо охотнее смеются твоим шуткам, если ты – четырехкратный чемпион мира, Феттель веселый, компанейский и совсем не страшный.

Но под беззаботным солнечным настроением прячется легкая неловкость. Ему всего 26, а значит, в своих первых Гран-при он соперничал с героями детства под закат их карьеры. А теперь он побил почти все их достижения. Этот парадокс не дает ему покоя. Логика говорит, что он достоин встать в один ряд с великими, но он не чувствует себя великим. Отчасти он еще мальчишка, салага, везунчик. Возможно, он бы с удовольствием таким и остался, только чтобы избежать сокрушающего груза ожиданий. Шумахер стал чемпионом семь раз, а Феттель – четыре, но никто не поставит на то, что он остановится на семи. Сам Феттель уходит от темы, вежливо признаваясь, что не заглядывает в будущее. Да, это бесплодная почва для интервью, ведь буквально каждый вопрос о гонках ему уже задавали ­стомильенов раз.

Но я-то не собираюсь говорить с ним об основной работе. Меня интере­сует его халтурка на Infiniti. Будь у него визитка, там бы стояло “Директор по динамике”. Его работа – ездить на Infiniti в процессе разработки и предлагать, как сделать автомобиль приятнее для пилота.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

Звучит как очередная чушь пиар-отдела. Гонщики много говорят для спонсоров. Феттель никогда не скажет честно, какая марка обуви, джинсов или желтенького энергетического напитка ему нравится, потому что его рубашка – рекламный билборд для корпораций, спонси­рующих спортивные дерзания этого парня. Бесполезно спрашивать, так ли уж хороши эти Infiniti. Но ведь настраивать полулюксовый седан – совсем другое дело, чем настраивать болид. И вообще, с таким плотным графиком его вклад может быть только символическим или нет?

Несмотря на то, что этот день у него не такой уж занятой, за ним хвостом ходят семь-восемь съемочных групп. Чтобы поговорить без них, мы садимся в Q50 V6. К стеклу прилеплены пять видеокамер, они записывают каждое его движение и слово. И все равно два пиарщика – его и от Infiniti – забираются на заднее сиденье. Оба записывают разговор. Да, это его жизнь. “Машина перегружена”, – ухмыляется он. – Это испортит развесовку. Видите, у меня уже оправдания готовы”.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

Да, но зачем ему оправдываться? Много ли он вложил в Q50? “Я не могу годами разрабатывать машину и давать свою оценку. Но я покатался на ней в Японии, и при первом знакомстве было кое-что, что мне не понравилось. Я сказал об этом инженерам. Они были не в восторге, но все переделали”. Модификации подтвердил и резерв­ный пилот Red Bull F1 Себастьен Буэми. “Он работал на Нордшляйфе. Конечный продукт мне понравился больше, чем тот, на котором я ездил в Японии”.

Гражданский автомобиль разрабатывают не так спешно. Настройки моего болида изменяют по первому моему слову, или прощай первое место

Так что же нужно было изменить? “Мне не нравились педаль тормоза и острота руля. И еще кое-какие мелочи”. Но у гонщика “Формулы-1” к автомобилю другие претензии, в отличие от меня, например? “Благодаря тормозам и рулю я чувствую себя в безо­пасности, когда управляю болидом. Эти две вещи отвечают за обратную связь, и я подумал, что их информативность не дает ощущения безопас­ности. А это самое важное. Если ты чувствуешь себя уверенно, можно ехать быстро и при этом не налажать. Ты контролируешь ситуацию. Это и есть ощущение безопасности”. Получается, мы хотим одного и того же. Возможно, автомобиль действительно стал лучше.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

Но то, что Феттель подразумевает под “налажать”, наверное, отличается от того, как мы это понимаем. Да, это очевидно. Гоняя по трассе на Q50, он разговаривает непринужденно, будто мы в пабе. И говорит, кстати, очень здравые вещи. “Это не Porsche 911 или Nissan GT-R. Не сверхмашина для драйва. Это обычный автомобиль. Но если хочешь оторваться, можно изменить настройки, и он действительно изменится. А вообще, это хороший автомобиль, приятно едет”.

Да, для дорожного автомобиля. “Я не пытаюсь сделать из него формульный болид. Я не хочу, чтобы этот автомобиль был настроен, как мой. Он был бы слишком нервным. Может быть, быстрее на треке, но недостаточную поворачиваемость все равно пришлось бы оставить – как здесь”. Шины под нами взвыли от боли. “Мне трудно сорвать заднюю ось. Дифференциал толком не блокируется, машина настроена на снос передней оси”.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

В следующем большом проекте дорожного Infininti все еще сложнее, чем в “Формуле-1”. Q30 – переднеприводный дизельный хэтчбек. “Работа еще в самом начале, но я поездил на нем после Монако. Я рад помочь”. Сроки тут не такие, как в “Формуле-1”. “На разработку дорожного автомобиля отпущено больше времени. Если я прошу изменить что-то в болиде, это нужно делать сразу, или прощай первое место. А в дорожных машинах инженеры не все сделают, как я скажу. Во-первых, это вопрос расходов. Бюджет не все потянет. Я бы во все машины ставил гоночное сиденье. Но тогда процесс посадки и высадки превратится в кошмар. Так что причин на самом деле много. Нужно учитывать не только мой вкус – это должно быть нечто среднее, чтобы удовлетворяло всех”.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

С таким талантом, как у Феттеля, который встречается один на много миллионов, видимо, невероятно сложно влезть в шкуру обычного водителя. Многие гонщики “Формулы” не любят водить машину на обычной дороге, но Феттель говорит, что ему это нравится: “Я предпочитаю поездам и самолетам езду за рулем. Если машина хорошая – это в кайф. Откровенно говоря, я не всегда соблюдаю скоростной режим, но я езжу очень спокойно. Невозможно все время гнать на пределе. Поэтому я говорю ребятам из Infiniti, что я обычный парень, молодой, горячий. Считается, что у гонщика обязательно должен быть Porsche или Ferrari. Лично мне хватает моей быстрой тачки на выходных. После нее все остальное, честно говоря, дерьмо”.

Я избалован. В 18 мне дали служебную машину – BMW X3. А себе я покупал только фургон VW

Что, даже наша бюджетная Suzuki Liana? “Да, но я обязательно еще раз в нее сяду, потому что Льюис и Марк проехали быстрее”. Боже, этому соперничеству нет конца! “Конечно, мы соперничаем, ведь мы мальчишки, просто у нас игрушки дороже”.

 Вторая работа Себастьяна Феттеля

Если он не покупал ни Porsche, ни Ferrari, может быть, список его бывших машин даст нам представление о его вкусах, о том, чего он ищет? К сожалению, нет. Ему никогда не приходилось выбирать машину. Как только он получил права, те, на чьих болидах он побеж­дал в чемпионатах, просто засыпали его автомобилями. “Я избалован. Когда мне исполнилось 18, мне дали служебную машину – BMW X3. А покупал я только фургон VW”. Ого, ну-ка попод­робнее. “Он практичный. Чтобы ­велосипед закинуть, например. Это свобода. И его я могу оставить, потому что Infiniti не делает конкурента”.

Такое впечатление, что он вклады­вает свои три копейки с удовольствием, от души. “Здорово знакомиться с новыми людьми, лучше узнавать марку”. День с серьезными инженерами Infiniti – приятное разнообразие после неизменно вежливых встреч со спонсорами? “Это уж точно. Говорить о машинах всегда интерес­нее, чем о ботинках!”

Ну а Red Bull он действительно пьет? “Да”. Широченная ухмылка. “А что еще я могу сказать? Конечно. Но в конце прошлой недели я пил не только его”.

ТЕКСТ: ПОЛ ХОРРЕЛ / ФОТО: МАРК БРЭМЛИ

Что скажете?

Комментировать 0