50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Чтобы понять, почему Veyron – самая важная машина последних 20 лет, нужно знать, как он появился

Veyron еще не сдвинулся с места, а создатели уже пообещали 1001 л.с. и рекордную максималку – 400 км/ч. И неслыханную техническую мощь. Похожие обещания звучали в 1962 году: “Аполлон” полетит на Луну.

Осенью 2000 года Veyron был концептом. Через год Фердинанд Пих озвучил планы по выпуску и пообещал эти потрясающие показатели. А еще сказал, что внешне машина не изменится. Но проблема была в том, что предсказать динамику по концепту было невозможно.

Как избежать бешеной пробуксовки? Как создать трансмиссию, которая не рассыплется в прах? Как держать под контролем температуру? Как, наконец, сделать машину управляемой на такой скорости. Но Пих только подкинул задач. “Veyron, – сказал он, – должен быть кротким и послушным, но роскошным и беспрецедентно качественным”. И дал на все про все два года.

50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Мотор не был самой сложной задачей. VW к тому времени поднаторел в W-образниках с турбонаддувом, и кульминацией был Bentley W12. Но все детали пришлось делать заново. Подходящего топливного насоса, например, просто не было: на полных оборотах мотор Veyron выпивает 100-литровый бак за 12 минут.

Другое дело – трансмиссия. Технически необ-ходима была коробка с двумя сцеплениями (хотя до 2002 года на серийных машинах таких не стояло), которая могла бы управлять колоссальным моментом. Еще Veyron требовались активный задний дифференциал и умный полный привод. В Bugatti обратились к Ricardo, и компания бросила на это 75 своих инженеров.

50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron
50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron
50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Все эти агрегаты должны источать адский жар. И в процессе работы над охлаждением перед конструкторами встали две неодолимые проблемы. Первая: изменять дизайн концепта было нельзя. Вторая: устойчивость на максимальной скорости достигалась низким коэффициентом лобового сопротивления и низкой подъемной силой. А горячий воздух от радиаторов турбулентный и неуправляемый. Эту проблему решило умопомрачительно сложное активное антикрыло, открывающиеся передние щитки и изменяемый клиренс. Радиаторов, кстати, десять.

И все это не просто собрано вместе. Veyron прошел испытания на надежность, как любой другой автомобиль концерна, включая 50 000 км на полном газу. Да, для дизелей Polo, на которых немцы мотаются по автобану, это справедливое испытание. Однако в мире нет дороги, где можно так гонять Veyron. Но все равно, орднунг есть орднунг.

Агрегаты весят много, да еще на скорости разви-вается неслабый прижим. Michelin вычерпал до дна запасы своих знаний, делая шины под стать скорости и массе Veyron. На полном ходу они разогреваются до 100° С. А крошечные 35-граммовые сенсоры давления в каждом ободе? При максимальной скорости они выдерживают нагрузку в 80 кг. Неудивительно, что комплект шин стоит €30 000.

50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Потом Veyron Super Sport понадобились еще 200 сил и модификации кузова для снижения сопротивления, и все это ради еще нескольких км/ч максималки. А на самом деле серийные SS не могут развить максимальную скорость, потому что ограничитель на 414 км/ч бережет шины. Вот в чем Veyron напоминает “Аполлон” или “Конкорд”. Плевать он хотел на закон убывающей отдачи. Все эти достижения – результат бесконечного стремления человечества найти пределы возможного, перейти их и вернуться обратно живым.

Пока шла работа, даже сотрудники VW Group скептически относились к успеху автомобиля, при всей технической мощи. Многие понимающе ухмыльнулись, когда в конце 2003 года Bugatti крякнул, отложил на два года выход автомобиля и взял нового главного инженера – Вольфганга Шрайбера (теперь он босс Bentley и Bugatti).

Но когда все было закончено, все скептики (и мы в том числе) замерли с отвисшей челюстью. Даже первый “стандартный” автомобиль разгоняется до сотни за 2,5 с. А его максималка (407 км/ч) даже выше первоначальной цели.

50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Если ничего не знать о мощности Veyron, то по отделке и качеству сборки можно заключить, что он должен стоить в несколько раз дороже большинства суперкаров. В городе он едет легко и плавно, единственная проблема – габариты. Сцепления работают гладко, мотор мурлычет, кондиционер дует, музыка играет, отделка поражает – безупречная ручная работа. Единственное (кроме цены), что может помешать назвать его практичной машиной, это отсутствие места под багаж. Ведь все занято радиаторами.

Но в нем хорошо ехать не только медленно. Высокая скорость в Veyron – ощущение совершенно уникальное. В поворотах шины держат дорогу мертво, а тяга и торможение – как у катапульты. Естественно, отключить ESP никому даже в голову не придет. Но несмотря на электронику, мощность и массу, вы чувствуете, как работают шины. Это вселяет уверенность. Этому автомобилю строго-настрого запретили пугать или подначивать водителя на виражах.

50 величайших машин за 20 лет: Bugatti Veyron

Нет, подстегивать и взвинчивать – дело мотора и непостижимого океана мощности. Любой эпизод с выжатой в пол педалью срывает башню, но длится недолго. Мир вокруг смазывается. На 130 км/ч, когда включаются четыре турбины, автомобиль тянет с такой силой, что сплющиваются легкие. Даже выше 320 км/ч все еще не вздохнуть. После этого вы уже не будете понимать динамику так, как раньше. Он изменит всю вашу жизнь.

Объявить сначала цифры, а потом уже думать, как их добиться, – они все перевернули вверх ногами. Но как и Кеннеди с “Аполлоном”, Пих пошел этим путем не потому, что путь был легким, а потому, что он был трудным. Босс понимал: не каждый рискнет сотворить такое.

Великая история! Великая машина!

ТЕКСТ: ПОЛ ХОРРЕЛ

Что скажете?

Комментировать 0