Джереми Кларксон о выборе

Машину надо выбирать как пиджак: главное – чтобы она вам пошла

Новый день и новая армия сообщений на Твиттере, в которых участники спрашивают, что им купить – BMW X3 или Audi Q5. И как мне Hyundai Veloster. И стоит ли брать подержанный Jaguar XK. Ответ на эти вопросы прост: понятия не имею.

Сейчас у нас не 1932 год. Тогда сотни разных автопроизводителей старались изобрести что-нибудь новое и интересное. То клапана поставят боком, то колеса – на крышу. Коробки передач переворачивали вверх ногами, вместо бензина заливали мармелад – вот когда работа автожурналиста имела большую ценность!

Попыхивая трубкой, он (хотел сказать “или она”, но, думаю, это лишнее) слушал, как инженер объяс­няет, зачем поставил кардан на рулевую колонку, а потом писал длинную статью, сработало это или нет. Так было до того, как насущной темой автомобильного журнализма стал управляемый занос.

Сейчас между Audi Q5 и BMW X3 почти нет разницы. Выбирать фаворита с точки зрения конструкции – все равно что выбирать из двух шпротинок в банке. Или из двух молочных бутылок. Или решать, какое из твоих ушей тебе нравится больше.

Единственный способ выбрать одну из этих машин или решить, нравится ли тебе Veloster, или хорош ли подержанный Jaguar – это сесть за руль и прикинуть: “Подходит ли мне эта машина?”

Это как с пиджаком. По сути, все пиджаки одинаковые. У всех есть отвороты, они все из органического хлопка, если мы говорим не об Америке. И все же пиджак ведущего немецкой викторины не пойдет, скажем, Джереми Пэксмену. Скорее всего он будет выглядеть в нем довольно глупо. Пиджак выбирают по тому, идет он тебе или нет. И именно так теперь выбирают машины.

Тут кстати вспомнить Rolls-Royce Phantom Coupe. На прошлой неделе я катался на нем по югу Фран­ции и подумал, что этот автомобиль отлично мне подходит. Особенно мне нравится белый салон. Как будто сидишь в рояле Элтона Джона. Еще понравился эффектный голубой цвет. И легкий разгон. И божественная тишина. Я решил, что это превосходная машина.

Но потом из-за руля меня вытащил Хаммонд, который, мягко говоря, немного ниже среднего роста. И в машине он смотрелся ужасно, пардон, нелепо. Представьте мышь за штурвалом транс­портника Hercules: курам на смех.

Так хороший автомобиль Rolls-Royce или плохой? На этот вопрос ответить невозможно, потому что ответ зависит от наших генов. Если они сильные и цивилизованные, то да, автомобиль годный. Если они слабые и отсталые – тогда нет, не пойдет.

Тут я вспомнил новый Maserati Quattroporte. Вчера я ночевал в отеле в Сен-Тропе, и когда вышел утром, швейцар, к моему восторгу, спросил, какую мне подогнать машину. Я откашлялся, поднатужился и произнес так, чтобы меня было слышно в Ментоне: “Maserati, пожалуйста”.

Теперь я знаю, что для всех русских дам, дефилировавших неподалеку, это прозвучало как “Непоймичто, пожалуйста”, потому что для тех, кто моложе 90, название ”Мазерати” не говорит ничего. Но для меня – говорит многое. Потому что я смотрел “Один плюс один”. Это французский фильм о черном парне из французского гетто и его богатом парализованном клиенте. Кино превосходное. Посмотрите, потому что потом с вами произойдут две вещи: вы станете лучше и вы захотите Maserati Quattroporte.

К сожалению, та модель, что в фильме, уже не продается. Но есть новая версия, и скажу вот что. Она совсем не пойдет тому, кто живет в Сен- Тропе. Потому что он целыми днями будет сдавать задом и тереться зеркалами – машина широченная.

Есть и другие загвоздки. Прошлую модель рисовали на Pininfarina, а новую делали дизайнеры Maserati. То есть она выглядит, как... ну ничего на ум не приходит. По-моему, тут вообще не за что зацепиться глазом. Автомобиль как автомобиль, и все.

То же самое и внутри, в салоне. Места полно. Заднее сиденье просторно, как футбольное поле. Но в отличие от футбольного поля, нет запоминающихся ориентиров. Мне запомнились только кнопки от Chrysler, создающие ощущение дешевой машины, и неработающая навигация. Она тоже из Chrysler. А поскольку девайс американский, думаю, он вообще не знает, что такое Европа. И считал, что мы где-то в открытом море западнее Нью-Йорка.

На моей машине стояли 404-сильный V6 твин-турбо и шестиступенчатый автомат ZF. Ни тот, ни другой меня не потрясли. Можно еще взять V8 твин-турбо: Maserati говорит, что такой Quattro­por­te – самый быстрый четырехдверный седан, который можно купить за деньги. И точно! Если не считать новый Bentley, который на 16 км/ч быстрее...

Буду говорить откровенно. Новый Quattroporte – не очень хороший автомобиль. Руль странный, ход по большим неровностям недостаточно рафинированный, а дизайн снаружи и внутри непримечательный. Mercedes, Audi, BMW и Jaguar – все могут предложить кое-что получше. Точка?

Нет, не точка. По двум причинам. Возле рычага КПП есть маленькая кнопка с надписью Sport. Когда ее нажимаешь, двигатель начинает петь, выть и рычать. Это самый пьянящий саундтрек, который я только слышал от автомобиля: зловещий, проникновенный, великолепный звук.

Он напоминает, что хотя сам автомобиль с виду зауряден и набит запчастями от Chrysler, родом он из северной Италии. Из Модены – родины Ferrari.

Конечно, отличного звука можно добиться и от AMG Mercedes, и от BMW M5. Но до Quattroporte им далеко. И они не обладают тихой сдержанностью Maserati. Большие немецкие машины пахнут новыми деньгами. Они блестящие, но вульгарные.

Quattroporte не купит ни один футболист, ни один счастливчик, выигравший в лотерею. Это большой автомобиль для тех, кто не хочет шумихи вокруг своей персоны. Он для выдающихся людей, которые не любят выделяться. Я знаю много таких. Эти люди так богаты, что даже не попадают в список богачей в воскресной “Таймс”. Они скользят по жизни, не привлекая к себе внимания.

И теперь, когда VW перестал выпускать Phaeton, им стоит пересесть в Maserati. Он не очень хорош, но отлично им пойдет.

Что скажете?

Комментировать 0