Ричард Хаммонд о велосипедистах

Вы автомобилист, и вас бесят велосипеды? Вы велосипедист, и вас бесят автомобили? Хаммонд знает, как помочь...

Все было просто идеально. В такие моменты, сколько меня ни щипай, я верю в колдовство. Рецепт прост, хотя ингредиенты экзотические: Lamborghini Aventador Roadster, съемочная группа TopGear, жаркий день в Италии и цепь прекрасных холмов, задрапированных прихотливо изогнувшейся лентой асфальта, напоминающей шелковый шарф, забытый на пышном диване.

Потрясающе, скажу я вам. Нас часто спрашивают, понимаем ли мы, как нам повезло с работой, ценим ли мы это? Да, ценим и отдаемся работе с таким рвением, что иногда голова идет кругом. Я не назвал еще один ингредиент, а он обязательно ворвется в подобный сценарий.

Вы не поверите, сколько я наездил за эти годы на суперкарах по горным дорогам разных стран. И если я что и могу утверждать с незыб­лемой уверенностью, так это то, что к суперкару, солнечному дню, съемочной группе и серпантину в любой точке земного шара в любое время дня прилагается пятый, ключевой элемент. Это неизбежно.

Если съемка ревущего в горах суперкара продолжается дольше двух минут, то на дороге появляется толпа велосипедистов. Это факт. Иногда это организованная гонка, ради нее перекрывают дорогу и по обочинам толпятся зрители. Иногда неофициальная, просто местный велоклуб проложил маршрут именно там, где вы решили снимать суперкар.

Я люблю ездить на велосипеде, это не секрет. Значит ли это, что я люблю велосипедистов? Нет. По крайней мере, не всех. Хотя Кларксон признался недавно, что купил велик (карикатурное зрелище), он до сих пор точит зуб на двухколес­ных участников движения. И с ним трудно спорить, когда вспомнишь, сколько неприкрытой ненависти и кипящей злобы на потных лицах лондонских велоханжей, когда они с воплями прут на красный.

Если вы не любите городской час пик со снующими велосипедами и скутерами, представьте, каково пробиваться сквозь толпу велосипедистов на суперкаре. Вообще-то суперкар в заносе велогонщики любят так же, как... не знаю, что может вызвать столь же лютую ненависть, поэтому оставлю попытку сравнения. Яд, возмущение и неприязнь с треском и шипением клубятся вокруг них. Я подозреваю, что если сфокусировать эти чувства линзой, то они могут убить.

Когда первый супермен в лайкре выехал из-за поворота, его работающие голени оказались почти на уровне моего лица – внезапно Lamborghini стал очень низким и широким. Я приготовился отразить дежурный луч ненависти. Но его не было. Велосипедист взглянул на меня, дойдя до остроугольного клюва Lamborghini, и улыбнулся. Подъехал второй и тоже улыбнулся, а потом нас нагнали еще шестеро. Все улыбались, некоторые даже очень широко, и жестикулировали: “Давай, жми, послушаем, как он ревет”. Поэтому я выжал акселератор и помчал в следующий поворот. Я не слышал, как велосипедисты улюлюкают в унисон с V12, но видел в зеркало.

Весь остальной день прошел как в прекрасном сне. Велосипедисты попадались снова и снова, каждый раз окатывая меня волной радости, восхищения и громкого одобрения. Когда я остановился, чтобы развернуться и еще раз промчать перед камерами вдоль особенно классного участка дороги, велосипедисты пошли гуще. Некоторые притормозили, любуясь блестящими боками “Ламбо”.

Может статься, я выпал в другое измерение, но допустим, что нет. Получается, эти ребята считают себя не только велосипедистами, но еще и просто людьми. Они ехали на двух колесах, но прониклись зрелищем и драмой истинного суперкара, его видом, звуком и мощью, от которой мурашки по коже. Лондонские велосипедисты, возьмите на заметку: вы не только велосипедисты. Когда вы приезжаете на работу, принимаете душ и переодеваетесь в костюм, вы становитесь людьми. Вы не перестаете быть людьми и по дороге на работу. Человек на велосипеде – все равно человек, со всеми сложностями, которые делают нас тем, кто мы есть, когда мы на вечеринке, дома с детьми или на велосипеде. Или восхищаемся ревущим, ярким итальянским суперкаром – из седла велосипеда.

Что скажете?

Комментировать 0