Виталий Тищенко о Volvo

Они сказали: "Мы не самые быстрые. Не самые пафосные. Зато лучше всех бережем самое ценное"

Недавно мне наконец случилось посетить не самый большой шведский город Гетеборг, в котором я отчего-то никогда прежде не был.

Хотя не побывать там автожурналисту сложно. Не проще, чем не побывать в Штутгарте, Мюнхене или Ингольштадте. Большинство коллег оказывались там раньше, чем, к примеру, в Стокгольме или Мальме. Потому что служба такая. Потому что в Гетеборге отродясь ­бази­руется штаб-квартира и завод единственного ныне ­шведского автопроизводителя – Volvo.

Маленькие, но гордые шведские автопроизводители давно перебиваются с хлеба на квас. Они десятилетиями мыкали горе, вступали во всевозможные альянсы и в конце концов продавались богатым американским гигантам. Добром это не кончилось ни разу. Американские гиганты не понимали, что делать с самолюбивыми северными гно мами. Гномы не понимали, как богатеть по команде из-за океана. В итоге они или перепродавались и гибли, как Saab. Или перепродавались и реформировались, как Volvo.

Правда, слово “реформация” тоже бывает синонимом слова “гибель”. В случае с Volvo так временами и казалось. Что делал Volvo в семидесятые? Большие, прочные, простые автомобили-чемоданы, зверски выносливые, медлительные и безопасные. Они были антонимами термина “драйв”, зато породили термин “вольво-драйвер” – старикашка-чайник, которого в автомобиле, как в танке, интересует только износостойкость и выживаемость. Это был трудный, но конкретный и уникальный имидж. Можно было смеяться над ним, но не уважать его было нельзя.

Однако американские хозяева не стерпели. Что делал Volvo в нулевые? За редким исключением в виде никем поначалу не понятого XC90 – дорогие, сложные, кокетливые автомобили-выкрутасы с претензией на активный драйв и политкорректный шик.

Volvo, может, и рад был бы удержаться корней, да уж больно квадратными были эти корни для эпохи воинствующего гламура. Гламур требовал интернациональных понтов: немецкого престижа, итальянского стиля, штатовской мощи. И все это made in маленькое, почти социалистическое северное местечко Гетеборг? А там еще и кризис жахнул, и папа-Ford обнищал...

Но, похоже, я посетил Гетеборг в какой-то правильный момент. Потому что вдруг оказалось, что Volvo хоть и стоит теперь на балансе китайского концерна Geely, скандинавским автопроизводителем быть не перестал. И, возможно, скоро станет даже более скандинавским и премиальным, чем раньше.

В этом я убедился лично, посетив вольвовский дизайн-центр по случаю презентации Volvo Concept Coupe. Вам он нравится? Мне – очень, хотя к концептам я обычно равнодушен. Но этот концепт реалистичен: никаких заглядываний в XXIII век. Он правда прост, сдержан и вылизан, как малоизвестные широкой публике шедевры северного дизайна. А лишенная осточертевшей кнопочной чешуи панель (управление-то все на тач-скрине!) вообще уносит в 50-е, когда машины были еще совсем натуральными – из металла, дерева и кожи...

Но надежду на светлое, как летняя северная ночь, будущее Volvo в меня – только не смейтесь! – вселила презентация новой стратегии фирмы. Ну, что обычно вешают на уши журналистам в таких случаях? “Благодаря уникальным чертам, присущим ДНК нашего бренда, мы сочтем мощь со скоростью, а престиж – с красотой, и поднимем все это на неведомые доселе зияющие высоты коммерческого успеха! Будем здоровы!”

Однако шведы налегли на то, что теперь они – фирма, да, небольшая, но зато юркая. И новации сможет внедрять без задержек. А главные козыри машин – постройка “вокруг человека”, скандинавская дотошность, внимание к деталям и качеству в дизайне и безопасность для людей и природы. Они сказали: “Мы не самые быстрые. Не самые пафосные. Зато мы лучше других умеем беречь самое ценное – вас, ваших близких, ваши нервы и природу вокруг”. Они намерены предложить гуманный автомобиль – спокойный и удобный до релакса, но тщательно сшитый из дорогого материала. Скажете, чего тут особенного?

А вот чего. Впервые на моей памяти автопроизводитель зафиксировал в своей “библии” не вымышленные маркетологами, а реальные, признанные ценности бренда. И уже существующие, и те, что еще предстоит утвердить. Они правда скандинавские – в развитой Швеции эти идеалы в почете.

В некотором роде они воскрешают “вольво-драй­вера”. Только это уже не робкий старичок с альцгеймером, а молодой папа с айпэдом, которому некуда спешить. Ведь опоздать в спортзал или в парк с детьми невоз мож но...

Вы скажете – им на руку то, что денег на планете стало меньше и “потребление напоказ” уже не в моде. Вы скажете – они перешли на четыре цилиндра, потому что нет денег на шесть. Вы скажете – легко не быть быстрым в мире, где негде гонять, потому что камеры и пробки.

А я скажу – о’кей, пусть так. Но они уже выкрутились. А всем остальным это еще предстоит.

Что скажете?

Комментировать 0