Виталий Тищенко о гоночных треках

Из заповедника экстремалов и отморозков гоночный трек снова превращается в бонтонное место

Неделю назад я был в Нижнем Новгороде, где провел три оглушительно великолепных, абсолютно незабываемых дня. За эти три дня я порядком обгорел на солнцепеке. Употел и устал. Насиделся в аэропорту по причине задержки рейса и замены неисправного самолета. Настрадался от бессонницы, головной боли и натертого на руке волдыря.

Одним словом, был совершенно счастлив.

Потому что все эти пустяковые невзгоды и мельчайшие неприятности были следствием того, что все эти три дня за рулем новейших Porsche 911, Cayman и Boxster я гонял по настоящей гоночной трассе NRing. А лучшие инструкторы Porsche Driving Academy учили меня гонять по ней правильно.

Такая возможность в жизни выпадает не только не каждому смертному, но даже не каждому автожурналисту – этому небожителю, избалованному вниманием автопроизводителей и водоворотом увлекательных событий вокруг себя.

Но кроме лошадиной дозы пилотского кайфа во мне до сих пор плещется образовавшаяся там же и тогда же неотвязная мысль. Вот она: легально насладиться по-настоящему крутым, серьезным, совершенным автомобилем в нынешней жизни можно только на треке.

Эта самая жизнь – с ее лимитами, камерами, пробками, штрафами и угрозой отъема водительских прав – вытесняет лучшие из автомобилей за пределы правового поля. А если не вытесняет, то стреноживает. И выпускает уныло пастись на скучной бытовой поляне бок о бок с заморенной рабочей скотинкой класса В.

Ночью все кошки серы, на 60 км/ч все современные машины хороши. Или плохи. Или никаковы – смотря откуда смотреть.

Чтобы управлять ими на 60 км/ч, не нужны ни экстра­знания, ни суперумения. Ни мужество, ни талант, ни концентрация, ни реакция, ни расчет – только коровье терпение. Кондиционер полезнее точного руля. Комфорт подвески важнее цепкости в поворотах.

И если вы откуда-то умеете, да еще, упаси Бог, отчего-то любите управлять автомобилем, вам лучше поискать машинку из рук вон – чтоб было с чем сражаться и что побеждать, не преступая границ дорожного закона. Чтоб даже посуху и шагом ехала мимо кассы – вот современный идеал автомобиля для реального пилота

Добиться этого несложно. Лучших инженеров и испытателей – уволить. Остальным обрезать зарплату: пусть крутятся, подрабатывают сразу в трех местах. Думать им станет некогда и неохота, и очень скоро автомобиль будут оценивать исключительно в статике. А чё, если он и по улицам-то не столько ездит, сколько стоит...

Вот только Porsche с его маниакальной инженерией и рекордами Северной петли такая перспектива совершенно не устраивает. Да и многие другие “немассовые” марки тоже. Не для того они десятилетиями шлифовали ездовые повадки своих творений, чтобы в одночасье спустить в унитаз соу мэни ноу-хау.

Их бизнесом всегда было совершенство. Как смириться с тем, что о нем теперь просто никто не узнает? А если узнает, то не расскажет – потому что за это его тут же лишат прав...

Вот почему Porsche одаривает журналистов курсом молодого бойца на “Нижегородском кольце”. Вот почему Maserati и AMG регулярно зовут свою клиентуру на Moscow Raceway. Вот почему наши англичане ежегодно устраивают Неделю Скорости (обложку внимательно рассмотрели?) с обязательной многодневной шлифовкой заковыристого трека.

Гоночная трасса возвращает себе звание испытательного полигона, на котором можно испытать все самые высокие автоэмоции, испытывать которые больше попросту негде.

Заболев скоростью, сегодня нельзя не заразиться и автоспортом. Даже если вас всю жизнь тошнило от голов-очков-секунд. Из заповедника гоблинов – диких экстремалов и отморозков с черными от масла руками, которые в борьбе за приз размазывают друг друга по бетонным заборам, – гоночный трек превра­щается в бонтонное место. Место встречи богачей, ­которым хватило средств на настоящую машину – для езды, а не для томления в пробках.

Так уже было на заре автомобилизма, когда битвы моторов были привилегией состоятельных аристократов. Дорогой, смертельно опасной привилегией. Сейчас риска куда меньше. Но, похоже, нынешним тоже придется выучиться ездить на своих сумасшедших аппаратах по-настоящему быстро – хотя бы потому, что заняться на гоночной трассе больше нечем.

И тогда мы забудем, что нас разделяют деньги. Мы вспомним, чему нас учили, тоже выедем на трек и встанем с ними рядом – на таких же чумовых тачках. Мы будем с ними одной гоночной крови, красной, как голова мотора Ferrari.

Потому что к этому времени – я уверен – при гоночных трассах будет организован прокат быстрых машин.

Вы знаете, что при Нордшляйфе таких контор уже много?

Что скажете?

Комментировать 0