Ричард Хаммонд о Morgan

Morgan – это больше, чем спорткар. Morgan – это английское Все. Уж наш Хамстер-то знает
Morgan – это больше, чем спорткар. Morgan – это английское Все. Уж наш Хамстер-то знает

На первый взгляд, казалось бы, что тут такого: владелец компании с неимоверной гордостью показывает мне собственный завод. Рассказывает о планах и технологических разработках, которые создадут компании прочное будущее... Ничего удивительного. Кроме того, что на заводе делают машины, которые носят имя владельца, и компании исполняется уже 100 лет.

Итак, Чарльз, сын Питера Моргана, внук основателя компании Гарри Моргана, провел меня по сумасшедшей коллекции мастерских, специальных комплексов и павильонов для крикета на заводе Morgan. Морган страстно рассказывал о кузовных панелях, изготовляемых методом суперформинга, сварной пространственной алюминиевой раме, ясеневых каркасах ручной работы, о работе с деревом и водородных топливных элементах. Сводил на стройку музея и салона рядом с заводом, которые в год столетия Morgan будут готовы принять толпы посетителей со всего мира.

Ричард Хаммонд о Morgan

Я приехал на завод, чтобы сделать моему Aeromax ТО-1000. Эта первая тысяча миль промелькнула в буре сумасшедшего драйва под громогласный, заставляющий заходиться сердце рев V8. Подвеска на шаровых соединениях обеспечивает точность и предсказуемость. Малый вес, жесткая конструкция и 325-сильный V8 – скорость, мощность и вкуснейшую динамику.

В смысле железа он, однако, вовсе не старомодный пещерный мачо с волосатой грудью. Aeromax и Aero 8 Roadster – автомобили, современнейшие до последнего винтика. Кондиционер, электростеклоподъемники, спутниковая навигация, сабвуферы, центральный замок... Все это добро органично встроено в отделанный кожей интерьер. Так же органично пространственная алюминиевая рама сочетается с ясеневым каркасом ручной работы, совмещая лучшее из прошлого и настоящего. Этакий коктейль стилей, компонентов и технологий, над которыми время не властно. Он похож на автомобиль из старого фильма про будущее, но практичный и с очень современной начинкой.

Ричард Хаммонд о Morgan

А эти формы… Это длинное, низкое, хищное, прекрасное тело! Мы отвыкли от предметов, наделенных настолько ярким драматизмом и театральностью. Вещей пышных и восхитительных, сознательно нелепых и бесполезных. Большой Morgan абсурден, красив и безумен. Но не чужд самоиронии! И это главное. Этим он отличается от типичного современного суперкара-пижона-эгоиста. Он не страдает утомительно-занудной одержимостью цифрами и временем круга. Ему нравится быть немного карикатурным, отчего езда на нем рождает совершенно неповторимые и восхитительные эмоции.

Ричард Хаммонд о Morgan

Да, на этом пути есть и засады. Радио принимает кое-как, потому что Чарльз не хочет сверлить в роскошном кузове дырку для антенны. Они там думают, как сделать иначе. Одно из задних окон, напоминающих крылья жука, не держалось открытым из-за неисправности фиксатора. Его заменили. Но вообще-то две недели первого знакомства с большим Max были сказочными. Об этом свидетельствовали пыль и грязь на его боках.

Чарльз Морган встретил меня и грязный Aeromax у ворот, и мы немедленно оправились на импровизированную экскурсию. Мы смотрели, как делают традиционные Roadster, ставят двигатели на стальную раму. Любовались работой в столярном цехе, наблюдали сборку деревянных каркасов, на которые крепят алюминиевые панели – так же, как делали это каретных дел мастера три столетия назад. В мастерской, вдохнув запах смолы и увидев традиционные инструменты для работы с деревом, ты вдруг думаешь, что попал на мебельную фабрику…

Ричард Хаммонд о Morgan

Но стоит мимоходом заглянуть в соседний цех, и мысль о мебели мгновенно испаряется. Потому что здесь строят Aero 8 Roadster и его более редкого близнеца – Aeromax. Здесь рассеиваются последние мифы о Morgan. У них нет и никогда не было деревянной рамы! В традиционных Roadster на стальную раму ставят ясеневый каркас. Потом на него навешивают алюминиевые панели кузова. Такая вот у них кузовщина. Итак, никакой деревянной рамы! На самом деле, Aeromax и Roadster построены на алюминиевой пространственной раме, как Jaguar XK или Lotus Elise. Только Morgan освоил эту технику на годы раньше Jaguar, Aston Martin и Ferrari. Некоторые панели кузова сделаны по технологии, применяемой в производстве реактивных авиадвигателей, – алюминий перед формовкой почти расплавляют. Метод называется “суперформинг”, прочность и аккуратность у него выше, чем у любого другого. И этому Morgan научился задолго до Bentley и Rolls-Royce.

Ричард Хаммонд о Morgan

Мы осматриваем раздетые каркасы Aeromax и Aero 8. На одном или двух уже стоят панели кузова, выкрашенные в какие-то бредовые цвета. Ну, там, где делают машины, покупатели которых выражают индивидуальность цветом автомобильной краски, об этом лучше промолчать... Чарльз говорит, что у них есть планы на еще один, самый дорогущий и малотиражный Morgan. Чарльз покажет его миру на знаменитом конкурсе Glamorouse на Вилле д’Эсте в апреле. Ему разрешили показать концепт. Но это будет настоящий автомобиль, говорит он мне с улыбкой. Его выпустят – ограниченной, правда, серией – на этом самом заводе.

Ричард Хаммонд о Morgan

“Если этим махать достаточно быстро, можно взлететь”

А потом он садится на своего конька. И рассказывает (что для владельца автомобильной компании сейчас необычно) о будущем. У них еще есть Life Car, автомобиль на водородных топливных элементах. В нем все те же дерево и алюминий наряду с самыми современными материалами и технологиями. Это не фантазии, он настоящий, будет доведен до ума и представлен очень скоро, рассказывает мне Чарльз на одном дыхании. Еще он говорит, что этот и другие похожие проекты не ориентированы на замену автомобилей существующего модельного ряда. Цель – дополнить ряд и улучшить его. Чарльз однозначно дает понять, что по-прежнему намерен содрогаться от восторга под рокот V8, как на моем Aeromax.

Ричард Хаммонд о Morgan

Съесть с работягой пару колбасок – вот такой он, Morgan

Но следует подумать и о будущем. С BMW и другими партнерами он работает над технологиями завтрашнего дня. Хотя неохотно и как бы по секрету признается, что “от систем Stop Start его охватывает скучища”. А то! Ведь его компания делает спортивные автомобили уже 100 лет. И ему неохота заниматься машинами, которые толкаются в пробках, сами глохнут-заводятся… Зачем эта чепуха, когда есть широкие, засыпанные листвой аллеи? И надо гонять по ним под аккомпанемент могучего V8, осязая кончиками пальцев напряженную вибрацию руля с деревянным ободом...

Подходит человек. На нем синий комбинезон, в руках – поднос, на подносе – тарелка с колбасками. “Пожадничал, слишком много нахватал. Это из буфета. Хотите?” А как же! Чарльз тоже берет колбаску, а человек отправляется дальше по мастерской, предлагая всем свою снедь.

Morgan. Они создавали историю автомобиля и останутся в ней до конца. Когда бы он ни наступил.

ФОТО: ДЖАСТИН ЛЕЙТОН

Что скажете?

Комментировать 0