Алистер Гибсон

Алистер Гибсон работал инженером в Honda. Теперь он делает рыб из карбона. Как же так вышло?

У Алистера Гибсона самый крутой в мире ограничитель открывания двери. Входя в мастерскую, невозможно его не заметить. Это шатун от Dakota DC-3. Но только аккуратнейший Гибсон, бывший главный механик "Формулы-1" (они другими не бывают), не бросил стопор валяться на полу. Нет, этот шатун отхромировали, потом прикрепили к лавке рядом с дверью. Когда он не нужен, его можно убрать с дороги.

Вам нужно понять это, прежде чем вы войдете в мир Гибсона. Он художник, но необычный. Сюрреалистичная карбоновая рыба, которая атаковала вас на предыдущей странице, сделана из отслуживших деталей Honda F1. Сделана потрясающе точно. И вообще, от внимания к деталям во всем, что окружает вас здесь - от дверного стопора до того, как Гибсон хранит болты и гайки, - рехнуться можно. Ни намека на хаос художественной студии. Это среда, в которой живет человек, педантизм которого граничит с помешательством. У него есть даже специальное устройство для CD, которое запускает музыку в заданное время. На нем аккуратный листок бумаги с надписью: "Сейчас звучит любимая музыка Эла".

Гибсон трудился главным механиком в команде Honda F1 и держал "леденец" на 615 Гран-при. Трудно поверить, что он мог сделать ошибку. Но это была очень известная ошибка. Пусть одна-единственная. В Имоле в 2006-м он поднял Дженсону Баттону кружок, когда заправщик еще не вынул пистолет. Гибсон слишком поздно понял, что сотворил, быстро опустил "леденец" и, как он говорит: "Подумал, что смогу остановить его, если прижму табличку к бедру и задержу Баттона, но, черт возьми, он стартовал как ракета!" Роковой "леденец" до сих пор в прихожей у Гибсона, вместе с кусочком шлема Баттона в нем. То, что Гибсон может смеяться над этим, говорит о нем многое.

Алистер Гибсон

Законченная макрель с жабрами из подшипника коробки. £4000 – и она ваша

Сейчас Гибсон занимается собственной фирмой CarbonArt45. Мастерская у него в гараже. Она безупречна. Один в один "формульный" бокс. Есть тут и художества - например, фото бриллиантового черепа Дэмиена Херста. Но в основном - постеры с болидами.

Они - главный источник вдохновения для Гибсона. В Южной Африке его страстью была рыбалка, но "Формула-1" вдохновляет его сильнее. Рыбы эволюционировали тысячелетиями, чтобы выработать идеальную форму. Болиды "Формулы" тоже эволюционируют. В них нет ни одной лишней детали. "Здесь все имеет смысл, - говорит Гибсон, - даже питьевая бутылка пилота не больше и не меньше, чем необходимо".

"Формула-1" дала ему невероятные знания о технике, необходимые для создания поразительных шедевров. Ведь Гибсон делает их из отслуживших деталей болидов Honda. Ноздри пираньи сделаны из заклепок, зубы - алюминиевые и даже пьедестал, на котором она стоит, - бывший рычаг КП. Его познания обо всем этом невероятны. Он знает место каждой деталюшки.

Алистер Гибсон

Доставать их для него не проблема. Время уходит на изготовление матриц. Гибсон начинает с куска бальсы, из которого старым охотничьим ножом вырезает пресс-форму. Для пираньи ее сделать легко, она всего 30 см длиной. Но этим летом Гибсон собирается построить двухметровую акулу-молот. "Для вырезания по дереву нужна самодисциплина, очень легко все испортить". Тогда у вас получится просто двухметровая зубочистка.

Но бальсовую матрицу использовать нель зя. Если бальсу завернуть в углепластик и положить в автоклав, давление расплющит все в лепешку. Поэтому Гибсон использует компьютер. Он сканирует форму из бальсы, потом загружает данные во фрезерный ста нок, который придает куску смолы TB650 форму рыбы. Получаются две отливочные формы, которые он покрывает кар боновой массой. Затем - в автоклав, и готовы две половинки рыбы. Не скучаете пока? Ладно, теперь отшлифуем их, наполним двухкомпонентной пеной, склеим, украсим деталями болида… Ура, карбоновая рыба готова!

Алистер Гибсон

Гибсон в дни работы главным механиком. Болид F1 формы рыбы не имеет

Гибсон ушел из Honda несколько лет назад и уже получил кучу заказов на разных рыб. Росс Браун, например, хочет точную копию своих призовых японских карпов…

"Формула" Алистеру нравилась. Но он не жалеет, что она осталась позади. Чувствует, наверное, что больше отдавал, чем брал... Гибсон был художником и до Honda, но без "Формулы" его рыб не было бы. "Формула" дала ему точность глаза, твердость руки и технические ноу-хау. И желание преуспеть. Его самое большое разочарование от "Формулы" - то, что ему не довелось поработать в чемпионской команде. Не думаю, что свое дело разо чарует его подобным образом.

ТЕКСТ: ПИРС УОРД

Что скажете?

Комментировать 0