Джереми Кларксон об автофанатах

Мы должны рассказать о людях, которые интересуются автомобилями, но скрывают это

Мой Lamborghini Gallardo Spyder – это множество разных вещей. Шедевр дизайна – раз. Ревущая тварь – два. Образец суперинженерии – три. Заваленный опавшей листвой – четыре. Но в первую очередь это магнит для недоумков.

Не припомню ни одного выезда на нем, чтобы в зеркале заднего вида не маячил какой-нибудь придурок на Corsa, отчаянно пытающийся одной рукой рулить, а другой – снимать нас на мобильник. Вчера вечером по дороге в Лондон ко мне пристал старый М3: пилот решил, что если повиснуть на мо­ем заднем бампере, то можно спро-воцировать меня на гонку. Какой смысл? Я бы лишил­ся прав. А он – лица, а потом, возможно, и ног, превратившись в большой огненный шар.

Но иногда у меня просто нет выбора, и я жму газ до отказа. Как-то на А34 за мной увязался пятилитровый Mercedes, полный идиотов. Этот типаж вам знаком. Полтонны геля на волосах, идиотские очки Oakley, белая рубашка с коротким рукавом и мозговых клеток меньше, чем в кастрюле раков.

Водитель был так безнадежен и опасен, что я сразу сбросил скорость. Но он повел себя еще хуже. Пришлось опять прибавить. Да вот беда – чтобы оторваться от пятилитро­вого Mercedes, надо выжать 260 км/ч. Gallardo был бы только рад, но выжать 260 на А34 невозможно даже из самых лучших побуждений. Во вторник, средь бела дня...

Это никогда не кончится. Куда бы ни шел, я, как Нильс, повсюду веду за собой вереницу крыс. Но проблема не в этом. А в том, что всех этих людей объединяет одно: вы не пустили бы их на порог. Более того, вам не хочется увидеть их телефоны в своей записной книжке. Вам вообще не хочется их видеть.

Ужас в том, что люди, о которых я говорю, вышли из мужского туалета и провозгласили себя истинными фанатами автомобилей. Если они порежутся, у них потечет не кровь, а бензин и масло. И все они просто омерзительны – я не могу придумать общества хуже. Но вот что обидно: своими глупыми прическами, гнусным характером и любовью к гоночным комбинезонам они создают всему автомобильному миру дурную славу. Из-за них “любить машины” – не круто!

На званых обедах я всегда наблюдаю, как сереют лица моих соседей по столу – они боятся, что я собираюсь весь вечер говорить о крутящем моменте и чертить в подливке гоночные трассы. Меня без конца принимают за более волосатую и жирную версию Рона Денниса. С поваром, художником или писателем им есть о чем поговорить. Потому что они готовят, читают книги, а дома у них висят картины. Увидев меня, они пугаются, что придется разговаривать о машинах. Ведь, по их мнению, ничего интересного в автомобилях нет! Это просто опасное, отвратительное развлечение для недоумков и любителей покрасоваться. Они видят автомобили только воскресным днем, когда те без конца носятся по кругу. И это куда менее интересно, чем предполетные проверки с Джеймсом...

Джеймс Мэй в этом смысле – классический пример. Он может довольно долго рассуждать о высшей математике, радиоэтикете, поэзии эпохи Первой мировой и кошках. Но при его приближении люди думают, что разговор сейчас пойдет о наконечниках рулевых тяг. И улепетывают прежде, чем Джеймс успеет втоптать в грязь их герань.

Только сегодня я отобедал с Умой Турман. Позвольте повторить чуть по-другому: ТОЛЬКО СЕГОДНЯ Я ОТОБЕДАЛ С УМОЙ ТУРМАН. Держался я хорошо. Не слишком нервничал. Не запинался. Свел к минимуму слюноотделение. И даже не спросил, взаправду ли она вырвала глаз у Дэрил Ханна или это была компьютерная графика?

Кажется, я даже рассмешил ее пару раз… Но потом кто-то за столом сказал ей, что я веду автомобильную передачу. И огонек в ее глазах мгновенно угас. Она представила, как я в гоночном комбинезоне выжимаю 400 км/ч из старого М3 и с пеной у рта рассказываю о распредавалах и поршнях. Через минуту она ушла.

Это твоя работа, Огрызок.

Беда в том, что сейчас есть два конкретных типа автомобильных фанатов. Одни любят машины за то, что они демонстрируют: жизнь их владельцев удалась. В тихих фешенебельных районах они ставят свои Lexus и Bentley в самом начале аллеи, чтобы их было видно с дороги, и идут к дому пешком.

И есть Огрызок, который любит машины за возможность развивать чрезвычайно высокую скорость в чрезвычайно неподходящих местах. Он считает, что если развернуться на ручнике на центральной площади города, все местные девушки захотят заразиться его венерическим букетом.

Я не знаю никого, кто любит машины только за то, как они выглядят. А жаль – это было бы прекрасно. Не менее круто, чем наслаждаться дефиле моделей по подиуму.

Я не знаю никого, кто любит машины за свободу, которую они приносят, или за пейзажи, которые они позволяют увидеть. И не надо вспоминать людей, которые сохнут по классике или дряхлому железу. Громыхая в старом Ghost или Napier, они демонстрируют не любовь к машинам, а любовь к прошлому. Каждому, кто ездит на старье, хотелось бы, чтобы полицейские драли шпану за уши, а все мирное население отслужило в армии.

Все это надо прекратить. К счастью,у меня есть план.

На заре гомосексуализма народ был настроен очень против и открыто насмехался над ним. И тогда борцы за равноправие меньшинств решили вывести из клозета самые известные имена: “Смотрите все! Джордж Майкл и Питер Мендельсон – гомосексуалисты! Так что вы там, сзади, прекратите хихикать и признайте, что немного анального секса – это нормально”.

Это сработало отлично, и я думаю, нам нужно сделать то же самое. Мы должны рассказать о людях, которые интересуются автомобилями, но скрывают это, опасаясь, что соседи вызовут полицию.

Роуэн Аткинсон – один из них. Ник Мэйсон – тоже. А еще Майкл Гэмбон, Джоанна Ламли, Стив Куган, Крис Эванс и даже Рори Бремнер. Эй, вы! Прекратите записывать передачу Top Gear, чтобы посмотреть ее ночью, когда все спят. Выходите из гаражей и скажите миру, что не нужно быть альфа-самцом, чтобы любить Alfa Romeo. А если повезет с попутным ветром, мы докажем всем и каждому: то, что вы любите машины, не означает, что компьютер у вас набит порнухой, а гардероб – гоночными комбинезонами.

И тогда можно будет надеяться, что следующий, кто сунется в выхлопную трубу моего Lambo, будет менее отвратен и больше похож на Уму Турман.

Что скажете?

Комментировать 0