Почти триста

Год назад мы попробовали – и получилось. Получилось установить первый в России официальный рекорд скорости на льду. И теперь мы снова приехали на Байкал за скоростью!
Почти триста
Год назад мы попробовали – и получилось. Получилось установить первый в России официальный рекорд скорости на льду. И теперь мы снова приехали на Байкал за скоростью!

Год назад мне удалось разогнать Mazda MX-5 на нешипованном Michelin почти до ее предела – 212 км/ч. Тогда важен был первый шаг, бесценный опыт. Зато в этом году у нас уже два рекорда, два пилота и на два ведущих колеса больше: Nissan GT-R – полноприводный. А главное – два дня. В прошлом году мы оплатили заявку только на один рекордный день, и именно на него пришелся легкий ураган...

Почти триста

Правила таковы: посередине дистанции – километровый мерный отрезок. У нас была трасса длиной 8 км – значит, 3,5 км ты разгоняешься, хронометристы фиксируют время входа на отрезок и выхода с него. Потом целых 3,5 км на торможение – ну и в течение часа нужно прокатиться обратно. Сломался, началась пурга, треснул лед – твои проблемы. Попытка одна. По двум заездам считается средняя на мерном километре: это и есть рекорд. Второй сценарий, который мы тоже решили попробовать, проще, но сулит более красивые цифры: ехать только в одну сторону, используя всю длину трассы и даже попутный ветер. Такие рекорды регистрирует Книга рекордов Гиннесса. Ну и Книга рекордов России.

Я взялся за среднюю на километре с хода, а Рома Русинов, один из самых ­титулованных российских пилотов, ­имеющий за спиной чемпионский титул в прототипах и пять “Ле-Манов”, решил показать абсолютную максималку.

Почти триста

Главным для нас было то, что в отличие от финских мужчин, которые тоже ­балуются ледовыми рекордами, мы мчим на стандартной машине – с зеркалами, дворниками, без специальных колпаков на колесах и даже с докаткой в багажнике, на магазинной резине и по природному льду – мы только смахнули с него снег. Все подстрекательства смухлевать – посыпать лед реагентами с песком или выкатить ­машину для заливки хоккейных коробок – пресекались в зародыше.

Почти триста

Установили палатку, баннеры и флаги в стартовой зоне, судьи развернули хронометраж... А через час палатки, баннеров и хронометража уже не было. И трассы тоже: то, на что у КАМАЗа-снегоуборщика ушли сутки, “сорма” – ветер в 35 м/с – ­сделал за два часа. Когда мимо по воздуху пролетела канистра с 98-м бензином, я понял – хана...

Почти триста

Однако к утру ветер стих, и ценой героических усилий атрибутику официального мероприятия вернули на место. Можно начинать! Садимся с Ромой в машину, везу его по трассе. Когда стрелка спидометра переваливает за 280, Русинов как-то ­грустнеет. Обратно едем потише. А когда останавливаемся, Роман, который до этого быстро по льду еще не ездил, вдруг улыбается: “Что же ты дальше не стал разгоняться – ведь 300 могли сделать!” А сев за руль, заметил: “В Ле-Мане на слике в дождь примерно так же”.

Почти триста

Первые попытки мои. Сразу понимаю – не хватает еще пары километров разгона. На входе – около 230, на выходе с мерного участка – 284,7. Есть куда расти, но ­дистанция для разгона кончилась. Электронную стабилизацию отключать смысла нет: только хуже будет. На GT-R она настроена так, что почти не душит мотор, если все делать плавно… Значит, надо греть шины! Тепловая пушка была верным решением: в итоге средняя – почти 252. Есть рекорд!

Почти триста

Рома добавляет к пушке еще и эффект­ный разогревающий дрифт и сходу идет на дистанцию. Вскоре – феноменальный результат: подключенный к машине ­диагностический компьютер выдает 301,6 км/ч. Жаль, доказательная база Книги рекордов берет в расчет только ­показания GPS. А там – 291... Еще попытка – и 294,8! Это абсолютный рекорд России. Молодец, Русинов! Но дальше – все. Дальше торосы, и лучше оттормозиться до них. GT-R нам еще пригодится через год, а дорожку сделаем длиннее!

ТЕКСТ: АНДРЕЙ ЛЕОНТЬЕВ

Что скажете?

Комментировать 0