Amarok в Намибии

От верной гибели нас спасет только пикап VW, которому Африка нипочем. Какой, к черту, нож выживания...

Подпрыгивая на ухабах, мы мчим довольно бодрым ходом. В прохладном коконе кондиционированного салона Amarok даже не верится, что на улице может быть такая жара. Не врет ли датчик? Опускаю водительское стекло и мгновенно получаю в висок удар яростного сухого жара, как из духовки. Глазные яблоки сморщиваются, дыхание становится свистящим. Быстренько поднимаю стекло. Да, Amarok не преувеличивает. И если сейчас он сломается, мы быстро покроемся хрустящей коричневой корочкой.

Позвонить и вызвать помощь? Не получится. Мобильник здесь нем и глух. Но даже будь тут сеть, что мы скажем? “Здравствуйте, это служба спасения Намибии? Мы сломались. Совсем. Где мы? Э-э… в Намибии! Точнее? Простите, не знаю. Тут песок… и горы”. Здесь нет городов, почти нет указателей. И если автомобиль надо поскорее угробить, вам сюда. Грунтовые дороги – то утрамбованный песок, то камни. Тебя то и дело укачивает на бесконечных горках, а булыжники тут валяются размером с собаку.

Добро пожаловать в Африку. Если автомобиль выживет здесь, то значит, побежден самый суровый из населенных континентов. Новый блестящий пикап VW должен покорить Африку, чтобы стать королем вместо Toyota.

Автомобили здесь не роскошь, не просто ком­форт­ная альтернатива поезду или бодрящей велосипедной прогулке. Они – линия судьбы. Если машина встанет в самом глухом-преглухом углу Европы, то самое большее через пару часов кто-нибудь да проедет мимо. Часов, не дней. И уж точно не недель. А если машина накроется посреди пусты ни, ты станешь среднепрожаренным, но очень сильно мертвым.

Amarok в Намибии

А значит (по крайней мере, за пределами больших городов), неутомимо марширующая мода, технологии и инновации никому тут не нужны. “Стоп-старт”? Активная подвеска? Очередное уязвимое место. Забудьте цифровое радио и сводки о пробках. Здесь важны только надежность и неубиваемость.

Вот почему Африка – страна Toyota. С 60-х на континенте царил сначала FJ – аскетичный ответ японцев на первый Land Rover (Хаммонд ездил на таком в Боливии), а потом – Hilux. Почему? Потому что они упорно не хотят ломаться. Именно за это Африка так их любит. Ведь некоторые экземпляры убивали на протяжении сорока лет, а они до сих пор скрипят по пустыням, саваннам и джунглям.

Amarok в Намибии

И тут явился Volkswagen. Amarok, надеется Вольфсбург, сможет внести толику изысканности легкового автомобиля в сектор, где цифровые дисплеи и электростеклоподъемники считаются глупыми наворотами. Он оснащается самыми последними, самыми тихими дизелями и понтовой 8-ступенчатой коробкой. Машина тихая и довольно рафинированная. Можно долго ехать по автостраде на приличной скорости – барабанные перепонки не лопнут. Но тишина и роскошь в дикой Намибии не стоят ничего, если автомобиль не способен выдержать самый жестокий Апокалипсис. Докажи, “Фольксваген”, что ты выстоишь здесь, а уж потом мы рассмотрим твой шикарный кожаный салон и двухзонный климат-контроль.

Вот почему мы провели неделю в одном из самых диких уголков Африки, усердно стараясь убить Amarok. Или, как минимум, покалечить. И нам до сих пор это не удалось – разве что со скалы не сбрасывали и из автомата Калашникова не расстреливали. А так мы сделали все, что было в наших силах, чтобы угробить этот пикап. Вчера я полз вверх по стене каньона: острые, как нож, камни отскакивали от шин и стучали по днищу. Сегодня утром я спрыгнул на нем со сто­пятидесятиметровой песчаной дюны и визжал, как поросенок, до самого конца спуска. А Amarok управился даже не моргнув глазом – вынослив, как верблюд. Песок, скалы, поля булыжников – он прошел везде. Причем на стандартных, даже не приспущенных дорожных шинах! Я был поражен и немного рас стро ен.

Amarok в Намибии

Между карабканьем по камням и ползанием по дюнам он прошел тысячи километров скользкого ухабистого пути, по которому мы мчим и сейчас, и пыль клубится за нами еще целый километр. Ездить на хорошей скорости по таким дорогам – задача не из легких. Чувствуя, как скользит то одна, то другая ось, осторожно выравниваешь машину, стараясь не дергать рулем. Только бы не разбиться...

На Amarok стоит хороший дизель, новый двухлит­ровый 4-цилиндровый турбо, развивающий 180 л.с. и 420 Нм. По меркам моторов пикапов он тихий и плавный. Но главное, что его не пугает 50-градусная жара. Четырехцилиндровый турбодизель в Европе, наверное, будничный вариант, но здесь это нечто радикальное. Несколько дней назад мы заправлялись в Котзенсхопе на границе ЮАР, и пара местных (с красными лицами и в хаки) подошли рассмотреть наш пикап.

“Амарок! – фыркнул тот, что покрупнее и покраснее, взглянув на шильдик. У него были усы из 70-х и сильный акцент, с которым даже самая невинная фраза звучала поводом для драки. – Турбо, что ли?”

Amarok в Намибии

Прежде чем я ответил, тот, что побледнее, агрессивно перебил меня: “А моя тебе чем не нравится?” У него был невероятный смешанный акцент: африкаанс и шотландский – ну, очень непривычно звучит. Он махнул на свой потрепанный Land Rover Defender 110, каждая кузовная деталь у которого была покорежена по-своему. “Тоже турбомотор, и пятьсот тысяч километров без проблем!”

“Убивается мотор, – авторитетно заявил краснолицый. – А починить сможешь, когда накроется?” Рукой сосисочного цвета он показал на старенький четырехместный Hilux, такой изжеванный, что Defender рядом казался новеньким, будто только что из салона: “Турби­ны нет, 750 000 км, и крепкий, как ж...па у утки”. Да, изысканностью метафор африкаанс не отличается...

Да, изысканностью метафор африкаанс не страдает

Оставив хаки выяснять отношения, я иду закупить побольше воды и билтонга – неугрызимого вяленого мяса коров, взращенных, видимо, на передачах Джереми Кайла и комментариях “Дейли мэйл”. Когда я вернулся через 10 минут, спор еще только разгорался.

Хорошо, что я не сказал, что у нашего Amarok не только турбодизель, но и коробка-автомат. И отличная при том! Восьмиступенчатый ZF – мы его уже видели на Touareg, Phaeton и других, и он нам очень понравился. Из автоматов с гидротрансформаторами он лучший, переключается телепатически, и ни булыжники, ни дюны ему нипочем.

Amarok в Намибии

А еще хорошо, что здесь нет диких зверей. Крупный хищник не прокормится в этом пустынном, безжизненном месте. Наибольшая опасность здесь носит имя куду. Куду – крупная мощная антилопа с витыми, острыми рогами длиной полтора метра. Самец куду весит под 300 кг, и вся эта масса громоздится на тонких длинных ногах на уровне лобового стекла. Как вы поняли, сбить куду – перспектива не из приятных. У местных есть свои способы избегать столкновений. Просто смотреть на дорогу – это еще не все. Куду изумительно сливаются с пейзажем, очень быстро бегают и так пугливы, что могут неожиданно выскочить на дорогу тебе наперерез. Первый способ: ехать очень медленно, чтобы успеть остановиться, если на тебя выскочит куду. На грунтовке это значит километров 30. Всегда. Второй: ехать как можно быстрее, чтобы успеть опередить куду. Мы, конечно, выбрали второй способ.

Amarok в Намибии
Самка куду: в Намибии ее еще называют “еда”

Но до чего же он пыльный, этот способ! Мелкая, как мука, пыль набивается всюду, в каждую щелку, а чуть отсырев, превращается в клейкую абразивную пасту. Я говорю не только о машине. Пыль набивается в такие места, которым противопоказано быть пыльными. Ну, вы поняли.

Под палящим солнцем, в назойливой пыли и на пустой земле – как тут выживают люди? Но они появляются даже в самых безжизненных местах. Вчера мы проезжали заросший кустами поселок в ни много ни мало две-три тысячи крошечных тростниковых хижин у выжженного пыльного склона. Это даже не хижины, а хлипкие навесы от солнца. Ни водопровода, ни канализации, только плетеные хижины и несколько железных лавочек, одна с любопытной вывеской: LIVING2GETHER BAR AND DRIVING SCHOOL. Да уж – самая крутая контора после “У Барри: продажа оружия и галлюциногенных грибов”.

Amarok в Намибии

«Через 100 км повернете налево. Шучу, там нет поворота»

Справедливости ради надо отметить, что говоря о продажах машин в Африке, мы обращаемся к небольшому проценту главным образом белых людей, которые могут позволить себе новую машину. Большинство же автомобилей ездят по дорогам десятилетиями. Короче: в этом городе Amarok появится очень-очень нескоро.

А будет ли тут ездить VW с семизначным числом на одометре году эдак к 2030? Я считаю, да. Неделя нашего фирменного теста идет за 20 лет и пятьсот тысяч километров в руках намибийского фермера. И эта машина кажется неубиваемой: она выдержит все, что ни обрушит на нее Черный континент. Конечно, не вся Африка суха и пустынна, как южная Намибия, но большая ее часть. И дороги ужасные, а иногда их нет вообще.

Amarok в Намибии

Amarok готов к испытаниям. Мы ползем по длинному пыльному склону, и мне приходит в голову: как хорошо машины… выживают. Особенно такие большие, внушительные пикапы. Гораздо лучше, чем люди. Они ездят и при 50-градусной жаре, и в минус двадцать. А человек или моментально сварится, или замерзнет.

На вершине перед нами открывается самый изумительный вид – гигантское, почти километровой ширины ущелье с отвесными стенами, на 500-метровой глубине вьется река. Это, как я потом понял, был каньон Фиш-Ривер, второй в мире по величине после Большого Каньона. Перед ним нет ни указателей, ни предупреждений, ни табличек. Мне это нравится. Тут ты сам по себе. Надеешься выжить? Убедись, что это под силу твоей машине. И остерегайся антилоп.

ТЕКСТ: СЭМ ФИЛИП / ФОТО: ДЖОН УИЧЕРЛИ

Что скажете?

Комментировать 0