В кольце кольцов

Спортивная комиссия Top Gear прилетела в Мюнхен, взяла спортивный автомобиль и отправилась осматривать спортивные объекты. В австрийский Инсбрук. Олимпийского огонька не найдется?

Где-то внизу, под слоем облачной ваты, гудят двигатели заходящего на посадку самолета. Мы с Шараповым стоим на высоченном альпийском хребте, и разреженный воздух кружит нам голову. Под нами, стиснутый горными цепями, потихоньку бурлит небольшой, но важный город Инсбрук. В горах, растущих из этого места с начала времен, начинается и наша история.

Время спускаться. Пока фуникулер бесшумно скользит по тросам, я расскажу вам, зачем мы здесь. Этот город, эта маленькая столица австрийской земли Тироль – олимпиец насквозь и поперек. Он дважды принимал Олимпийские и один раз – Паралимпийские игры. Он был первым городом в мире, где прошла юношеская Олимпиада. Короче, большего количества спорт­сменов не видел ни один другой город Земли. Кстати, однажды Инсбрук принял Олимпиаду по случайности – два других города-кандидата отказались по причине нехватки денег и выборов... Инсбрукцы рождаются с лыжами на ногах. В воскресный день город пустеет: все уезжают в горы кататься – грех не воспользоваться такими шикарными спусками под боком. Народу здесь тьма... и ни одного секьюрити! Непорядок. Для Сочи нужно будет подготовить хотя бы 10 000 охранников. Но мы, кажется, так и не сказали, для чего сюда прибыли. А дело в том, что...

Пробежав, прокатав, отстреляв и забив больше других, мы выиграли тут зимние Олимпийские игры 1976 года. Ну, не конкретно мы, а сборная СССР. А мы здесь лишь для того, чтобы понять, что тогда, в 76-м, вдохновило наших на победу. Если найдем ответ, обязательно расскажем о нем российской сборной. Думаем, это поможет им в 2014-м победить в родных стенах. Ведь поскольку конца Света (дай Бог тебе здоровья, Света!) 21 декабря не случилось, принимать Олимпиаду приморскому городу-курорту все же придется...

В кольце кольцов

Искать вдохновение, предположительно посетившее сборную в 1976-м, мы решили на правильных машинах. Потому взяли те, у которых эмблемы больше всего похожи на олимпийские кольца. В Инсбрук стартовали кортежем, состоящим из двух автомобилей. Главный – Audi RS4 Avant – свеж, как законопроект об иностранных словах. Под капотом – V8 объемом 4,2 литра и мощностью 450 лошадей. То есть более мощный мотор, чем у восьмицилиндровой версии R8! До сотни RS4 разго­няется за 4,7 секунды, и, если снять ограничитель, его можно раскочегарить до 280. Но и цены на него начи­наются с 3 656 000 рублей. Даже Q7 в очень богатой комплектации почти на €12 000 дешевле... Кстати, именно Q7 с 245-сильным турбодизелем был нашим автомобилем сопровождения.

Я на кричаще-красном универсале качу впереди, ­распугивая медлительных тирольцев огнестрельным ­грохотом мотора и певучим, как молодой Шварценеггер, выхлопом. У меня есть традиционная кнопка drive select, которая регулирует уровень нескромности. Она комплексно настраивает коробку, подвеску, выхлоп и электроусилитель руля. От положения Comfort, в котором руль становится невесомым, а выхлоп тихим, как урчание кота, до положения Dynamic, при котором чувствуешь себя солдатом-срочником в театре боевых действий. То есть вот тут, посреди безлимитного автобана. Где-то позади – в зеркалах не видать – на жалких 180 км/ч плетется Шарапов. Правда, Q7 все равно приедет к цели первым, потому что мне опять пора на заправку. Воистину, в гонках далеко не всегда побеждают лошадиные силы!

В кольце кольцов

Если бы и у Q7 был такой же аппетит, нам бы точно пришлось подрабатывать на расчистке склонов. Тем более что вакансии помощника водителя ратрака мы видели не раз. Для тех, кто не в лыжах, поясним: ратрак – это такой гусеничный трактор за €400 000, нечто среднее между жуком-скарабеем и танком Т-92: он лазает по горам, чистит и ровняет склоны. Умопомрачительная вещь! Конечно, нашей комиссии захотелось испытать его на профпригодность. А заодно поднимемся на машинах прямо на горнолыжный склон Патшеркофель (произносится будто с набитым ртом) и посмотрим, все ли здесь в порядке. Как уверяет менеджер склона герр Пистеншеф, машины у них тут еще не ездили, но русскому Top Gear – пожалуйста... Да, пробелы в области бдительности и ­дисциплины очевидны. Надеемся, сочинская охрана иностранцев с фотоаппаратурой на стратегические склоны допускать не будет! По крайней мере без команды с самого верха. И вам все еще непонятно, почему мы выиграли в 76-м?

В кольце кольцов

Итак, директор ратраковой компании – за штурвалом ратрака впереди моей машины, Шарапов на Q7 – позади. Долго готовимся, но вот камеры установлены, старт! Ратрак мчит вперед, а я под приветственные крики собравшихся через полтора метра прочно сажусь на брюхо. Вот черт! Говорили же, что ехать надо не позади ратрака, а перед ним, потому что после него снег становится рыхлым... Но мы же комиссия! Мы не можем ехать впереди того, кто чистит нам дорогу! В итоге дальнейший путь Шарапов проделал без меня, забравшись на склон на Q7 без особенных сложностей. Кстати, если хотите это видеть, ролик про путешествие уже на нашем сайте. А нам пора на следующий объект.

В кольце кольцов

Лыжный трамплин Бергизель – первое, что приходит в голову местным, если спросить их про олимпийские объекты города. Он был построен из дерева аж в 1925 году, в связи с чем к 2013-му с него успела навернуться целая куча народу. Конечно, сегодня это суперсовременный трамплин ценой свыше €15 млн (гроши! Вот в Сочи цены так цены!). Бергизель радушно встречает нас висячим замком на запертых воротах: не судьба нам въехать на него на наших сверхмощных тачках. Кстати, среди автолюбителей этот объект чуть ли не более знаменит, чем среди спортсменов: на его парковке частенько проходят встречи любителей автостарины.

Но мы – настоящая спортивная комиссия! И потому кроме машин имеется у нас и другой спортинвентарь. Строительный уровень – чтобы проверять уровень объектов, ну и для точной оценки на глаз крутизны гор. Еще бытовой оконный термометр – для измерения температуры окружающей среды и теплоты гостеприимства. Кроме них мы не забыли прихватить из Москвы и пару банных шапок с надписью “Russia”: ведь любую комиссию обязательно должны позвать в сауну.

В кольце кольцов

Правда, вместо сауны неподалеку от покоренного на Q7 склона мы обнаружили еще один объект. Самый впечатляющий и громоздкий – бобслейную трассу! Она тоже была построена давно, в 35-м. И тоже была достаточно опасной, чтобы истребить немало ­спортсменов. На стенках ледяного желоба комиссия не обнаружила ни одного матерного граффити – без них объект выглядел сиротливо. Хорошо, что только на первый взгляд, потому что вообще-то там вовсю шла тренировка перед чемпионатом Европы. Шарапов сразу слился с толпой крупных мужчин и, кажется, попытался устроиться нагоняющим (разъедающим?) в женскую сборную. По недоброй традиции, его никто не остановил, потому что и там ни одного охранника не было, а приехавший менеджер трассы с радостью разрешил нам фотографировать и снимать видео.

Вы когда-нибудь слышали о том, что бобслей называют зимней “Формулой-1”? Мы – нет, а ведь действительно похоже. Из санных видов спорта бобслей – самый скоростной. Наши сборники рассказали, что их рекорд – 153 км/ч: в Ванкувере, на четырехместном бобе. Профилированный трек, перегрузки до 5 g – ничего не напоминает? Тренер-механик российской сборной Евгений Попов поведал, что сорок лет назад обязательным элементом конструкции был руль, как на машине, но в начале 80-х он уступил место более компактной системе тяг и рычагов. Как в “Формуле” выбирают резину исходя из трека и погоды, так и здесь в зависимости от качества льда выбирают тип полозьев, подбирают жесткость демпферных пружин передней подвески. Сложная это, оказывается, штуковина! Передняя часть боба – там, где сидит пилот, – соединена с задней шарнирным соединением, чтобы боб не сломался на неровностях трассы и мог при необходимости перемещаться в ледяном желобе по диагонали, а также идти в дрифте. На 150 км/ч! В ледяной трубе! Идеально описать всю эту историю можно только одним-единственным словом. Но использовать его главный редактор не разрешил...

В кольце кольцов

Масса в бобслее тоже регламентирована: боб-двойка с экипажем должен весить не больше 400 кг, а “четверка” почти в точности повторяет вес формульного болида – 660 кг. Сам же боб весит не больше 230 кг. Единственное, что в бобслее не так, как в “Формуле”, – вес пилота. В Ф-1 редкий пилот дотягивает до 80 кг, а здесь – все наоборот: с 90 кг пилот только начинается. Не каждый сможет развить такую массу к 18 годам...

Напоследок ребята вспомнили, как по самой длинной трассе – в Сан-Морице – немцы как-то прокатили Шумахера. Добавки Шуми не захотел. А английские спортсмены рассказали Шарапову о том, как катали Кларксона – напугали до смерти. Обоих... Поэтому мы от приглашения прокатиться по трассе тушкой вежливо отказались: нашей комиссии еще отчет писать.

Вот он: в целом дислокацию Олимпиады-2014 в Сочи можно оценить как географически грамотную: в Тироле катастрофически не хватает моря. Да и по организационно-финансовой части мы явно сильнее: австрийцам сочинского олимп-бюджета нипочем бы не освоить. И вневедомственной охраны объектов не организовать. А что касается победы нашей сборной в 76-м году... Не было никакого вдохновения. Ребята просто собрали все силы в кулак и стукнули этим кулаком сами знаете куда и как. Надеемся, российской сборной эта информация поможет. Ну а если вдруг не поможет, простите: старались, как могли. Не покладая. Сами видите – даже в баню не сходили.

ТЕКСТ: АЛЕКСЕЙ ЖУТИКОВ, АЛЕКСЕЙ ШАРАПОВ
ФОТО: СЕРГЕЙ КРЕСТОВ
ОДЕЖДА И ОБУВЬ: BERGHAUS

Темы:

AudiQ7rs4trip

Что скажете?

Комментировать 0