Алессандро Дзанарди

Чемпионский титул в автогонках? Ага, целых два. Золото в летних Паралимпийских играх 2012 года? Ага. TG встретил разностороннюю личность

Момент, когда Алекс Дзанарди вскинул вверх свой велосипед, выиграв золотую медаль в индивидуальной мужской гонке на время на Брендс-Хэтч, буквально вышиб слезу. Такого героического возвращения в спорт мы еще не видели... Дзанарди остается легендой для фанатов автогонок. За три года участия в чемпионате Champ Car он завоевал два чемпионских титула, победил в 15 гонках, научил всех резать “пятак почета” после победы. И совершил великий обгон, обойдя Брайана Херту в “Штопоре” на Лагуна-Сека в последней гонке в 1996 году. Его бесстрашие привлекло внимание Фрэнка Вильямса, и после первой пробы сил в “Формуле-1” с тающей тогда командой Lotus Дзанарди вернулся туда в 1999 году. Это было время неудач, и Дзанарди с трудом держал форму с неконкурентоспособной машиной. Контракт расторгли.

Он вернулся в Champ Car. 15 сентября 2001 года на Лаузитцринге в Германии он вел гонку. Но после выезда с пит-лейн его развернуло... и произошла самая страшная авария в автоспорте. Алекс Тальяни ударил в бок болид Дзанарди, снеся весь нос. При ударе одну ногу Дзанарди оторвало, а другую искорежило. Бэнкинг был залит его кровью... По пути в больницу на вертолете Дзанарди семь раз реанимировали и уже даже соборовали. Но, пролежав неделю в коме, он все-таки очнулся. И начал долгую и трудную реабилитацию.

Его возвращение и последующие победы – гонки в Champ Car, победы за рулем BMW на протяжении пяти сезонов в WTCC, нью-йоркский марафон, две золотые медали в Паралимпийских играх 2012 года – создали историю невероятной человеческой храбрости и упорства. Но сам Дзанарди смотрит на это иначе. Алекс Дзанарди считает, что надо просто уметь жить.

Алессандро Дзанарди

- Ваша жизнь напоминает сценарий голливудской мелодрамы.

- Еще два с половиной года назад, когда примерялся к лондонским играм, я знал, что это сверхсложная затея. Но я ко всему подхожу технически. Есть ли у меня то, что нужно, чтобы это сделать? Если да, то даже если будет трудно, я берусь за дело с энтузиазмом и страстью. Я никогда не знал, выиграю ли золото в Лондоне, даже когда до финиша было несколько метров, но с самого начала пути я знал, что технически это возможно.

- Уверен, что тут дело было не в технике. Но каково быть источником вдохновения для других?

- Я знаю, что моя история со стороны выглядит невероятно, хотя вообще-то ничего чудесного в том, что я сделал, нет. Ничего тут нет потрясающего, по-моему. Но мне просто повезло, я выбрал то, что мне нравится. Я просто делал, что могу, и оказалось, что смог сделать гораздо больше того, что казалось возможным поначалу. Во время реабилитации я познакомился с очень многими людьми, вдохновившими меня. У них была другая история, но они делали удивительные вещи.

- Все гонщики и атлеты очень верят в себя. Им необходимо верить, что они лучшие. Это помогало Вам выкарабкаться?

- Я никогда не считал себя лучшим в мире пилотом. Может быть, в начале карьеры я думал, что мне необходимо в это верить. Я быстро понял, что лучшего пилота в мире просто нет. Ты настолько хорош, насколько нужно, чтобы победить при правильном снаряжении и подготовке. Ты можешь быть уверен в себе, но надо понимать, что это может оказаться чертовски трудно. Вот почему успех приносит столько удовлетворения.

- Вы помогали разработать протезы для себя?

- Да, однажды сын захотел со мной поплавать, как до аварии. Трехлетке трудно было объяснить, почему мне не хотелось вываливаться из коляски в бассейн, словно мешок с картошкой. Поэтому я обратился к ортопеду, с которым мы потом подружились, и попросил разработать мне специальные протезы. Нетонущие, и чтобы на них можно было бы ходить, как на обычных протезах. Тогда таких не существовало. Мы использовали материалы из автоспорта и специальную пену, которой обычно заполняют топливные баки.

ВПЕРВЫЕ ВЫИГРАТЬ ГОНКУ WTCC ПОСЛЕ АВАРИИ БЫЛО КРУТО, НО ЛОНДОН-2012 – ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ МОИХ УСПЕХОВ

- А это помогло Вам в подготовке к летней Паралимпиаде-2012?

- Я сделал все, что мог, чтобы подготовить свою машину, тело и мускулы. Кровообращение у меня теперь устроено по-другому, есть опасность переборщить с тренировками. Когда возрастет резистентность, тогда можно будет работать с велосипедом по-настоящему. В этом спорте твой успех зависит от того, на что именно ты способен со своими специфическими недостатками. Велосипед тоже не может быть у всех одинаковым, и это здорово. Мне мешало отсутствие опыта по сравнению с соперниками. Но я и это преодолел. Зато у меня получился лучший велосипед для моего тела. Он и выглядит круто. Он прочный и легкий, а главное – идеально мне подходит.

- Кажется, у Вас после аварии открылось второе дыхание, включилась новая передача. Новый стимул. Насколько глубоко надо было заглянуть в себя?

- Для меня получить золото было сродни пробуждению в больнице в Берлине, когда жена прошептала мне: “Ты жив!” В тот день я был невероятно счастлив – я был жив! Если есть возможность создать что-то новое, то почему бы не попробовать? Я знал, что это будет трудно, потому что ноги все-таки нужны. Но все же у меня еще есть руки и много чего другого. Я понял, что не так важно, как именно ты идешь из пункта А в пункт Б, важно дойти до этого Б. Там мне будет плевать, как я туда дошел. На этом я и сконцентрировался.

- Где стоят Паралимпийские игры в рейтинге Ваших достижений?

- Победить в первой гонке в WTCC (в Германии в 2005 году) после аварии было здорово, но Лондон, несомненно, один из величайших моих успехов. Но это уже в прошлом – повешу фото на стенку, и все. Мне не нужны другие такие же спортивные достижения, но если у меня есть возможность что-то сделать, почему бы не сделать это? И я буду искать новые возможности. Было время, когда быть Алексом Дзанарди ничего не значило. Теперь значит много. Теперь двери, которые я раньше открывал с большим трудом, открываются передо мной сами.

- Можете ли Вы описать Ваше возвращение на передовую автогонок? Думали ли Вы, что окажетесь там, и так скоро?

- Когда я вышел из больницы, журналисты сразу меня об этом спросили. Вернусь ли я за руль гоночной машины? Я сказал им, что я тот же, что и раньше. Если я найду способ подключить мозг к болиду, то уверен – смогу ехать достаточно хорошо, чтобы побеждать в гонках с подходящей машиной. Конечно, приоритеты в то время у меня были другие. Я был беспомощен. Я даже в туалет сам сходить не мог! К счастью, спустя год все решилось. Я понял, что смогу вернуться за руль гоночной машины. Да, свое эго я успокоил. Я знаю много людей, которые очень удивились, когда я снова сел за руль. Я очень быстро изменил их настрой. Если квалификация была не очень, они просто спрашивали: “Что с тобой сегодня, Алекс?”

- Открыли ли Вы о себе что-то новое на этом пути?

- Даже в самых трудных обстоятельствах после аварии я никогда не терял способности смотреть и видеть, что делается вокруг меня. Меня окружали источники удивительного вдохновения. В реабилитационном центре (в Будрио, в Италии) я встретил одного парня. Сначала я не понял, почему он здесь, ведь он был совершенно нормальным. Однажды в обед я увидел, как он смотрит в окно и плачет. А на руках у него ребенок. Без ног. Я не знал, что сказать, а он говорит: “Все нормально, это я от радости”. У него дочь родилась без ног, и ему сказали, что до трех лет ничего нельзя сделать. Но они приехали сюда и сделали протезы. И он сказал: “Я только что ходил покупать ей ботинки. И я понял, что это ее первые ботинки”. Я заплакал вместе с ним. Потом я посмотрел на себя в зеркало и сказал: “Ну и повезло же тебе, болван. Хорошо, что ты не плакал о том, что случилось с тобой. Что твоя проблема по сравнению со страданиями людей в этом мире?”

Алессандро Дзанарди
1. Алекс Дзанарди после аварии: снова на старте, 2005; 2. Вперед, к победе: Паралимпийские игры 2012; 3. Дзанарди в WTCC – трасса Guia в Макао, 2009.

ТЕКСТ: ДЖЕЙСОН БАРЛОУ, ФОТО: Max&Douglas/Contour by Getty Images, Леон Нил/AFP/Getty Images, BMW, Corbis

Что скажете?

Комментировать 0